ПАПАКОМА - забытые страницы истории Северного Приазовья


  Главная   Статьи  


Битва на Калке 1223 г.
Источники.

Первая битва на Калке (1223 г.) не была рядовым сражением своей эпохи. Сведения о ней широко разошлись по немаленькому континенту Евразия. О ней говорили на всем пространстве от католического Ватикана до Китая и от Персии до Руси. Поэтому неудивительно, что краткие или подробные записи о ней попали в письменные источники многих народов. Вот некоторые свидетельства об этой битве.


Ранние источники:

Русские источники. Содержат наиболее подробные описания битвы. Соответствующие фрагменты Ипатьевской (древнейший список из сохранившихся датируется примерно 1420 г.), Лаврентьевской (древнейший список - XIV века) и Новгородской первой летописей (древнейший список - Синоидальный; события до 1234 г. переписаны еще в XIII веке, остальная часть - в XIV веке) можно прочитать в аналогичных подборках на замечательных сайтах Rossica Р.П.Храпчевского (1) и ColonEast В.В.Пестерева (2).



Иностранные источники:

Ибн аль-Асир (1160—1232). Один из наиболее известных арабо-курдских историков. В его труде "ал-Камиль фи-т-тарих" (Полный свод истории) говорится: «...Услышав весть о татарах, русские и кипчаки, успевшие приготовиться к бою, вышли на их путь. [Русские и кипчаки] хотели встретить их прежде, чем те придут в землю их [на Русь], и отразить татар от нее. Известие о их [союзников] движении дошло до татар, и они [татары] обратились вспять. Тогда у русских и кипчаков явилось желание (напасть) на татар. Полагая, что те вернулись со страха перед ними и по бессилию сразиться с ними, они [союзники] усердно стали преследовать татар. Татары не переставали отступать, а те [союзники] гнались по следам их 12 дней. [Но] потом татары обратились на русских и кипчаков, которые заметили их только тогда, когда уже наткнулись на них. [Для союзников это было] совершенно неожиданно потому, что они считали себя безопасными от татар и были уверены в своем превосходстве над ними. Не успели они собраться к бою, как на них напали татары со значительно превосходящими силами. Обе стороны бились с неслыханным упорством, и бой между ними длился несколько дней. Наконец татары одолели и одержали победу. Кипчаки и русские обратились в сильнейшее бегство, после того как татары жестоко поразили их. Из бегущих убито было множество. Спастись удалось лишь немногим из них. Все, что находилось при них, было разграблено. Кто спасся, тот прибыл в [свою] землю в самом жалком виде, вследствие дальности пути и поражения. Их преследовало множество [татар], убивая, грабя и опустошая страну, так что большая часть ее опустела...» (3). Более полные фрагменты этого текста - от посылки войск Джебе и Субедея в погоню за хорезмшахом Ала ад-Дином Мухаммедом II - и до поражения в Волжской Болгарии - см. на сайтах Rossica (1) и ColonEast (2).



Рашид ад-Дин (ок. 1247 — 1318). Иранский государственный деятель, врач и учёный-энциклопедист. Работа "Джами ат-таварих" ("Сборник летописей"): «[Монголы] напали на страну урусов [Русь] и на находящихся там кипчаков. К этому времени те уже заручились помощью и собрали многочисленное войско. Когда монголы увидели их превосходство, они стали отступать. Кипчаки и у русы, полагая, что они отступили в страхе, преследовали монголов на расстоянии двенадцати дней пути. Внезапно монгольское войско обернулось назад и ударило по ним, и прежде чем они собрались вместе, успело перебить [множество] народу. Они сражались в течение одной недели, в конце концов кипчаки и урусы обратились в бегство. Монголы пустились их преследовать и разрушали города, пока не обезлюдили большинство их местностей...» (4). Более полный фрагмент, с описанием всей компании, - см. на на сайтах Rossica (1) и ColonEast (2).



Генрих фон Леттланд (? — 1259). Немецкий священник и летописец в Ливонии. В работе «Chronicon Livoniae» (Ливонские хроники): «Двадцать четвертый год посвящения епископа Альберта [1222 г.]. В тот год в земле вальвов язычников [половцев - LV] были татары. Вальвов некоторые называют партами. Они не едят хлеба, а питаются сырым мясом своего скота. И бились с ними татары, и победили их, и истребляли всех мечом, а иные бежали к русским, прося помощи. И прошел по всей Руссии призыв биться с татарами, и выступили короли со всей Руссии против татар, но не хватило у них сил для битвы, и бежали они пред врагами. И пал великий король Мстислав из Киева [Mistoslawe de Kywa] с сорока тысячами воинов, что были при нем. Другой же король, Мстислав Галицкий [rех Galatie Mysteslawe], спасся бегством. Из остальных королей пало в этой битве около пятидесяти. И гнались за ними татары шесть дней и перебили у них более ста тысяч человек (а точное число их знает один Бог), прочие же бежали. Тогда король смоленский, король полоцкий и некоторые другие русские короли отправили послов в Ригу просить о мире. И возобновлен был мир, во всем такой же, какой заключен был ранее» (2, 4).



Анонимный автор. В комментариях С.А.Аннинского к вышеупомянутым "Ливонским хроникам" встретилось еще такое место, подробно разобраться с источником и датировкой которого не удалось: "Партами (парфянами) называет половцев Anonymus у Mencke, Scriptor., т. Ill, стр. 122: "Во времена того императора (Фридриха II — С. А.) некие войска, обитавшие у реки, которая называется Тау (Thau, вместо Than, то есть Танаис, Дон — С. А.), выйдя из Азии, напали на партов (Parthos); им помогали русские (Rutheni), вступили в бой с татарами и были побеждены. Пало таким образом русских и партов до ста тысяч человек" (перев. наш)".



Бенедикт Поляк. Спутник и переводчик в посольстве 1245 - 1249 гг. Иоанна де Плано Карпини. Оставил так называемую "Историю Тартар" брата Ц. де Бридиа (названа так по имени переводчика). На русском языке издана впервые в 2002 г. «(§20) Третье же войско, которое пошло на запад с Тоссукканом, сыном Чингиса, покорила сперва землю, которая зовется Теркемен, во-вторых - бисерминов, затем - кангитов, [и] наконец они вторглись в землю Куспкас, то есть Команию. А команы [половцы - LV], объединившись со всеми русскими [князьями], бились с тартарами между двумя ручейками — название одного из них Калк [Calc], а другого Кониуззу [Coniuzzu], то есть „вода овец", ведь "coni" по-тартарски означает на латыни oves [овцы], а uzzu — aqua [вода], и они были разгромлены тартарами. Крови с обеих сторон было пролито до самых конских уздечек, как передавали те, кто участвовал в сражении. Итак, когда тартары их победили, то возвратились в свою землю и на обратном пути захватили некоторые земли на севере, а именно бастархов, то есть Великую Венгрию [в Поволжье], которая соседствует с морем-океаном на севере.» (4, c.84, 108).


Фома Сплитский (ок. 1200—1268) — югославянский хронист. «История архиепископов Салоны и Сплита», 2 пол. XIII в.: «На пятый год царствования Белы, сына короля Венгрии Андрея, и на второй год правления Гаргана губительный народ татар приблизился к землям Венгрии. А ведь тому уже было много лет, как слух об этом народе и ужас перед ним распространились по всему свету. Они прошли от восточных стран до границ рутенов, разоряя земли, которые они пересекали. Но благодаря сильному сопротивлению рутенов они не смогли продвинуться дальше; действительно, у них было множество сражений с народами рутенов и много крови было пролито с той и другой стороны, но они были далеко отогнаны рутенами. Поэтому, свернув в сторону, они с боями прошли по всем северным землям и оставались там двадцать лет, если не дольше. А потом, пополнив свои воинские соединения прежде всего за счет племен куманов и многих других покоренных ими народов, они снова повернули против рутенов». (2)




Поздние источники:



Бадр-ад-Дин ал-Айни (1360-1451). Египетский чиновник и ученый, автор многочисленных исторических трудов. Наиболее значительный из них - «Икд ал-джуман фи тарих ахл аз-заман» (Ожерелье из жемчугов по истории людей своего времени): «617 год [8 марта 1220 – 24 февраля 1221]. Потом Татары пошли в земли Аллан и Кипчаков, совершили с ними великий бой, поразили их и отправились в наибольший из городов Кипчацких, т.е. в г. Судак, в котором чрезвычайно много товаров, одежд, боб­ровых и беличьих мехов. Кипчаки укрылись в земли Русских, которые бы­ли христианами, и условились с ними дать Татарам сражение. Они со­шлись с ними, но Татары нанесли им очень сильное поражение, затем ушли в Булгар в 620-х годах и, управившись с этим [делом], вернулись к своему царю Чингизхану. Назывались эти [Татары] Западным отрядом» (2).



Китайская хроника "Юань ши". Составлена под руководством Сун Ляня в 1369 - 1370 гг. В ней приведено множество биографий правителей Китая из монгольской по происхождению династии Юань (1280 - 1368 гг.), а также их полководцев. Полностью на русский язык до сих пор не переведена.

Из 1-го "Жизнеописания Субэдэя" (цзюань 121):

"<...>[В год] гуй-вэй [с 2.02.1223 г. по 21.01.1224 г.] Субэтай представил доклад трону и просил [разрешения] покарать кыпчаков. Согласие на это [было дано]. Поэтому [Субэтай] повел войска кругом Каспийского моря ["Куань-дин-цзи-сы", т.е. "Хвалисы"], окольными путями дошел до перевала Тайхэ [Тай-хэ, Тимур-Калу, Тэмур-кахалгэ - "Железные Ворота", Дербент], пробивал камень, открывая дорогу, и вышел там, где его не ожидали. Дошли и встретились с их [кыпчаков] главарями Юрием [Юй-ли-цзи] и Татауром [Та-та-ха-эр], которые как раз собрались вместе у реки Буцзу [передает "Буку", возможно - Кубань]. [Субэтай] пустил воинов в решительную атаку, рассеял и разогнал их людей. Был поражен стрелой сын Юрия, который сбежал в леса. Его рабы [в переводе Е.И.Кычанова - "Его раб" (7)] явились [к монголам] с донесением и его [сына Юрия] схватили, остальные целиком покорились [монголам], после чего [монголы] заняли их [кыпчаков] пределы. Также дошли до реки Калки [А-ли-цзи], встретились и имели одно сражение со старшим и младшим Мстиславами [Ми-чи-сы-лао], племени русских [во-ло-сы], которые сдались [в переводе Е.И.Кычанова - "С первого боя покорили их" (7)]. Усмирили земли племени алан [а-су] и вернулись. Рабы кипчаков ходатайствовали о начальнике над ними, а Субэтай отпустил их в качестве вольного народа. Когда [он] вернулся, об этом стало известно и император сказал так: "Рабы, которые не соблюдают верности господину, разве будут готовы стать верными другим?" и потому казнил их.<...>" (1, 5, с.499-500).


Из 2-го "Жизнеописания Субэдэя" (цзюань 122):

"В 18-м году [правления Чингисхана] (1223 г.) [Субэтай] отправился в карательный поход усмирить кипчаков. [Он] имел кровопролитнейшее ["ао", букв. - резня, побоище] сражение с русскими, со старшим и младшим Мстиславами, и покорил их. [Субэтай] подал доклад трону, чтобы "тысячи" из обоков меркитов, найманов, кирей, канглы и кипчаков сошлись в единую армию" (1, 5, с.513)"


Из "Жизнеописания Исмаила" (цзюань 120):

"Император направил гонца поторопить Чжэбэ, чтобы он поспешил с карательным походом на кыпчаков. Было приказано Исмаилу довести указы императора городам Грузии [Цюй-эр-тэ], Ширвана [Ши-эр-вань-ша] и прочим, которые все покорились. Дошли до племени гурджиев [Гу-эр-чжи, грузины] и племени алан [Асы], ввиду враждебности и сопротивления [их] войск, сразились со всеми, разбили и покорили. Кроме того, склонили к сдаче город Хэй-линь [букв. "Черный лес", видимо это Карабах]. Напали на русских в горах Теэр [букв. "Железные"], покорили их, захватили главу их государства Мстислава [Ми-чжи-сы-ла]. Чжэбэ приказал Исмаилу представить его перед царевичем-наследником Джучи [Шу-чи] и [потом] его казнили. Продолжая поход на кан-ли [т.е. канглы-печенеги], дошли до города Бо-цзы-ба-ли [Булгар на Волге?], сразились с их главой ханом Хотосы. Кроме того, что разбили его войско, продвинулись к кыпчакам и также усмирили их. По возвращении войска Чжебе умер." (1, 5, с.521-522).

Тот же фрагмент в переводе Е.И.Кычанова: «... Император выслал гонцов нагнать Чжэбе и (приказал) спешно двинуться и покарать кипчаков. (Чжэбе) повелел Хэсымайли призвать курдов (цюйэрта) и ширван-шаха (ширваньша) и объяснить им их положение. Все они подчинились. Когда дошли до народов грузин (гурчжи) и осетин (асу), то те подняли войска, чтобы отразить врага. Однако во всех сражениях были разбиты и сдались. Затем призвали сдаться и город Черный лес (Хэй линь), двигаясь вперед, атаковали русских у горы Железная (Тершань) и покорили их. Взяли в плен государя их государства Мстислава (Мечжисыле). Чжэбе приказал Хэсымайли подарить его Чжучи тайцзи. Казнили его (Мстислава). Вскоре выступили в поход против канглы (канли). Дошли до города Бешбалык (Боцзыбали) и сразились с его правителем Хотосыгань. Снова разбили его армию. Двигаясь вперед, дошли до кипчаков и тоже усмирили их. Армия вернулась. Чжэбе скончался». (6, с.35)



Рогожинский летописец. Одна из тверских летописей сер. XV века. "На Калке битва. В год 6734 [1226] пришли татары на землю половецкую и на вежи их, а Котян, князь половецкий, был тесть Мстиславу, князю черниговскому. И послал Котян к зятю своему Мстиславу с поклоном, и дары многие, золото, коней, шелковые ткани и сказал: шлю дары русским князьям, сегодня нас не будет, а завтра вас. И сошлись князья русские со многим войском, и, слыша об этом, татары прислали десять мужей с поклоном: мы вас не трогаем и городов ваших, но идем на своих холопов, на половцев. И не послушали их князья русские, а тех десять мужей убили. И пошли русские против татар с силою своею, и шли 17 дней, и, узнав об этом, татары прислали к князьям русским, говоря: мы на вас не посягали ничем, а вы на нас идете, да судит Бог между вами и нами. И пошли татары против них, и сошлись оба войска, и была страшная битва на реке Калке, и побиты были татарами половцы и потом русские, и пало князей множество, а простых людей без числа, а иных изловили. Тогда убили Александра Поповича. Было это зло июня шестнадцатого" (8).


Рассказ об Александре Поповиче, слуге его Торопе и 70 богатырях. Содержится в Тверской и некоторых других летописях в разделе о битве на Калке. Часто увязывается с былинным богатырем Алешей Поповичем. Обычно этот фрагмент считается поздней вставкой. "<...>Но все это случилось не из-за татар, а из-за гордости и высокомерия русских князей допустил бог такое. Ведь много было князей храбрых, и надменных, и похваляющихся своей храбростью. И была у них многочисленная и храбрая дружина, и они хвалились ею; из дружины вспомним здесь об одном, найдя рассказ о нем.
Среди жителей Ростова был некто Александр по прозвищу Попович, и был у него слуга по имени Тороп; а служил этот Александр великому князю Всеволоду Юрьевичу. А когда великий князь Всеволод отдал город Ростов сыну своему князю Константину, тогда и Александр начал служить Константину. После смерти великого князя Всеволода Константин не захотел княжить во Владимире, но пожелал жить близ чудотворцев и церкви пречистой Богородицы в Ростове. Поэтому и захотел присоединить он Владимир к Ростову, а не Ростов к Владимиру, и замыслил, чтоб здесь был стол великокняжеский; но не допустила этого пречистая богородица. И завещал великий князь Всеволод престол свой младшему после Константина сыну своему Юрию. Тогда Константин разгневался на брата из-за его княжества, а великий князь Юрий начал войну против Константина, желая выгнать его из Ростова; но не допустил этого господь.
Когда Юрий пришел на брата с войском, Константин ушел в Кострому и сжег ее. Князь великий Юрий стоял в Пужбале под Ростовом, а войско его находилось в двух верстах от Ростова на реке Ишне, и была для них река Ишна как крепкая стена. Тогда Александр вышел из города и перебил многих людей великого князя Юрия. А кости их собраны в большие могилы, которые и ныне есть на реке Ишне, а также по другую сторону реки Усии: ведь с князем Юрием много пришло людей. А другие перебиты были Александром под Угодичами, на реке Узе, потому что богатыри Александра, делая вылазки с различных сторон, обороняли молитвами пречистой богородицы город Ростов. Так великий князь Юрий многократно приходил во владения брата, но возвращался посрамленный.
Однажды вышел против него Константин из Ростова и вступил в бой с Юрием на реке Гзе, и здесь Константин победил молитвами пречистой богородицы, своей правдою и с богатырями Александром и его слугой Торопом; здесь же был и Тимоня Золотой пояс. А у великого князя убили тут храброго Юряту, о чем сильно горевал великий князь Юрий; но, побежденный братом, помирился с ним. А затем на Ярослава Переяславского пришел Мстислав Мстиславич, тесть его, и другие князья, и привлекли они на свою сторону Константина, а на стороне Ярослава, своего брата, выступил великий князь Юрий. И был у них бой на Липицах и на Юрьевой горе, и здесь все полки великого князя Юрия погибли. В числе их был убит храбрый и безрассудный боярин Ратибор, который хвастался, что закидает противников седлами. Победив князя Юрия, посадили на престол во Владимире Константина. Константин был великим князем два года и затем вновь отдал престол брату Георгию, детям отдал Ростов и Ярославль, а сам скончался.
Когда Александр увидел, что его князь умер, а на престол взошел Юрий, он стал бояться за свою жизнь, как бы великий князь не отомстил ему за Юряту, и Ратибора, и многих других из его дружины, которых перебил Александр. Быстро сообразив все это, посылает он своего слугу к богатырям, которых он знал и которые были в то время поблизости, и призывает их к себе в город, устроенный под Гремячим колодцем на реке Гзе, — а теперь это укрепление запустело.
Собравшись здесь, богатыри решили, что если они будут служить князьям в разных княжествах, то они поневоле перебьют друг друга, поскольку между князьями на Руси постоянные раздоры и частые сражения. И приняли они решение служить одному великому князю в матери всех городов Киеве. А был тогда великим князем в Киеве храбрый Мстислав, сын Романа Смоленского, а в Смоленске Владимир Рюрикович (оба внуки князя Ростислава), а Мстислав Мстиславич в это время был в Галиче. Били челом все эти богатыри великому князю Мстиславу Романовичу, и князь великий очень гордился и хвалился ими, пока не приключилось то несчастье, о котором пойдет речь.
<Описание битвы на Калке опущено>
А других князей, которых татары преследовали до Днепра, было убито шесть: князь Святослав Каневский, Изяслав Ингваревич, Святослав Шумский, Мстислав Черниговский с сыном, Юрий Несвижский, а из воинов только десятый вернулся домой. И Александр Попович тут был убит вместе с другими семьюдесятью богатырями. <...>
В год 6745 (1237). <...> О пленении Русской земли Батыем. Стало известно в восточных странах среди потомков Измаила, сына Агари, рабыни Авраама, что бог смирил Русскую землю нашествием безбожных иноплеменников, таурмен. Распространились слухи о поражении русских князей на Калке, и стало известно о гибели семидесяти двух богатырей, и о междоусобных войнах в Русской земле, и о голоде, и о великом море, и об оскудении русских войск, и о ссорах между братьями, — о всех этих бедах Русской земли. Особенно же обнаружилась греховная злоба, и дошел вопль греховный до ушей господа Саваофа. Поэтому он напустил на нашу землю такое пагубное наказание. Не отмыли мы еще кровь после битвы на Калке, и снова народились люди после великого мора по всей земле, кроме Киева. А киевляне полегли костьми на Калке с великим князем Мстиславом Романовичем, и с другими десятью князьями, и с семьюдесятью двумя богатырями; новгородцы же частью умерли голодной смертью, а живые разошлись по чужим землям; так же и Смоленск, и все другие города постигла такая же смерть, и вскоре опустели они. От битвы на Калке до землетрясения прошло немного времени — восемь лет, и тогда случился голод, а от землетрясения до нашествия Батыя прошло восемь лет. Поэтому не разбогатела наша земля, но, напротив, еще более обезлюдела."
(9)


К теме битвы на Калке исследователи иногда относят и некоторые былинные сюжеты (10). Например, былину о Камском побоище, повествующую о том, как перевелись богатыри на Руси.


Ян Длугош (1415 - 1480). Польский историк и дипломат, крупный католический иерарх, автор «Истории Польши» в 12 томах. Пока удалось найти только небольшой фрагмент его рассказа о битве на Калке: "Проделав 12 переходов, они [русские] достигли реки Калки, где уже расположили свой лагерь Татары. И тут же Татары, не дав времени перевести дух, напали на Русских и Половцев на 17-й день; когда были смяты и обращены в бегство Половцы, пришли в замешательство и боевые порядки Русских.., причём началась резня и, в то время как многие были перебиты, другие разбежались" (16). Известно, однако, что текст Длугоша почти дословно воспроизведен Меховским.


Матвей Меховский (1457 — 1523). польский историк и географ эпохи Ренессанса, профессор Краковского университета, придворный врач и астролог короля Сигизмунда I. Автор медицинских и исторических сочинений. "Трактат о двух Сарматиях" (Книга первая. Трактат первый. О Сарматии Азиатской): "В год господень тысяча двести одиннадцатый, в месяце мае, появилась большая комета, остававшаяся [на небе] восемнадцать дней. Она двигалась над половцами (Роlowczos), Танаисом и Руссией, а хвостом тянулась на запад, предвещая приход татар [скорей всего имеется в виду появление кометы Галлея в 1222 г.]. Затем, в следующем году татарское племя, дотоле неизвестное, убив будто бы своего царя Давида и разбив много северных народов, пришло от предгорий Индии к половцам. Половцы — это племя, обитавшее по северному берегу Эвксинского моря, за Меотидскими болотами, которое другие называют готтами (Gotthos). Половцы в переводе на русский язык значит охотники или грабители, так как они часто, делая набеги, грабили русских, расхищали их имущество, как в наше время делают татары. Когда, таким образом, татары вступили в землю половцев, те, отправив послов, просили русских князей помочь им всеми силами и войском, так как их, мол, ждет та же опасность и та же гибель, что и половцев. Вслед затем пришли к русским князьям и татарские послы. Они советовали не вмешиваться в войну на стороне половцев, а вместо этого помочь истреблению их, как врагов Руси. Русские (Russitae), действуя необдуманно, схватили и убили татарских послов, а потом выступили с войском сухим путем и водой [terra marique — «сушей и морем», у Длугоша этой фразы нет] на помощь половцам. В том числе были — Мстислав Романович с киевским воинством, Мстислав Мстиславич — с галицким, а также и другие князья Руссии — Владимир Рюрикович, князья Черниговские и Смоленские. Соединившись с войском половцев, пришли в Протольце, а оттуда, некоторые верхом [неудачно сокращенная фраза Длугоша : «одни верхом, другие — в лодках»], добрались двенадцатью переходами до реки Калки (Kalcza), где уже стояли лагерем татары. Не дав им времени передохнуть, татары обрушились на них : половцы были смяты и разбежались, ряды русских рассеяны и, после большой резни, были взяты в плен два князя — Мстислав Киевский и князь Черниговский. Остальных во время бегства (и сказать отвратительно !) убивали союзники-половцы, через землю которых спасались беглецы : убивали всадников ради коней, убивали и топили в воде пеших ради одежды. В тот день русские попали в самую злую и ужасную опасность, никогда дотоле неслыханную в русской земле, и это было первое поражение, понесенное русскими от татар. Князь Галицкий Мстислав Мстиславич добежав до кораблей, переправился через реку, а затем, боясь татарской погони, велел обрубить причалы [у Длугоша disrumpi, а не abrumpi, т. е. скорее «разрушить» (корабли), чем «обрубить причалы»] кораблей и в ужасном смятении бежал в Галич. Владимир Рюрикович, тоже спасшийся бегством, прибыл в Киев и получил киевский престол. Вся же остальная масса русских, добежав до кораблей и найдя обрубленные причалы, впала в уныние и, не имея сил переплыть волны, погибла там от голода, за исключением немногих князей и некоторых их воинов, перебравшихся через реку на челноках." (11)


Сигизмунд Герберштейн (1486 — 1566). Австрийский дипломат, писатель и историк. Оставил "Записки о Московии". "<...> Но я счел необходимым вкратце написать о том, что я сам узнал из русских летописей и из рассказов многих людей. 591Говорят, что моавитские народы, которые впоследствии были названы [165] татарами, — люди, разнящиеся своим языком, обычаями и одеянием от обрядов и привычек остальных людей, — пришли к реке Калке (Calka). Никто не знал, откуда они пришли и какой они веры. Впрочем, иные называли их таврименами (Taurimeni), другие — печенегами, третьи — другими именами. Мефодий, епископ патарский (Patanczki) (НГ якобы) говорит, что они вышли с северо-востока, из пустыни Етривской (Ieutriskie), а причину переселения приводит следующую. В свое время некто Гедеон, высокоименитый муж, внушил им страх, говоря, что предстоит близкий конец мира. Под воздействием его речей они, чтобы обширнейшие богатства мира не погибли вместе с ним, в бесчисленных количествах вышли грабить земли и подвергли жестокому разграблению все, что лежит от Востока до Евфрата и Персидского залива. Опустошив таким образом все земли, они разбили в 6533 году от сотворения мира при реке Калке племена половцев (НГ и русских), которые одни только и дерзнули выступить им навстречу [присоединив к себе вспомогательные войска русских]". (12)


Франческо Тьеполо (1509—1580). Венецианский посол в Московии. Работа "О делах московских". "<...>Названа она была Куманией оттого, что сначала была в обладании куманов — между Борисфеном и рекой Джазарте. Под таким именем и мы ее знаем. Затем пришли туда татары и, разбив с большим кровопролитием войско куманов и русских, обратили прочих в рабство, а эту область удержали за собой и стали жить там в 1238 году. (13)


Рейнгольд Гейденштейн (1556 - 1620). Польский историк и общественный деятель. "ЗАПИСКИ О МОСКОВСКОЙ ВОЙНЕ": "<...> В летописях их о власти Татар упоминается около 6732 года, как считают Русские, от Р. X. уже в 1224, когда Татары, выступив с войском против Половецкого князя Котяна, опустошили Русь. Когда же Котян призвал на помощь Мстислава Романовича, князя Черниговского или Киевского (ибо под тем и другим именем он упоминается в летописях), женатого на его дочери и многих других русских князей, тогда Татары в большом сражении при Калке 17-го июля победили их, перебив 11 русских князей и 70 богатырей (героев), как называют их летописи, составлявших храбрый конный отряд и многих взяли в плен. (14)


Андрей Лызлов (умер после 1696). "История Скифийская" (1692 г.): "<...>Такожде обе Сарматии, асийскую и европскую, идеже множество царств, княжений и областей, яко христианских, тако и поганских повоевали и ни во что истинно обратили.
В наши же европския страны пришествие сих незванных гостей знаменовала и яко бы провозвещала великая и необычная комета, явльшаяся лета от Сотворения Света 6719, а от воплощения Слова божия 1211, месяца маиа, яже осмьнадесять дней пребысть, на восток Солнца к половцом и ко странам Российским хвост обращающи.
И аще в хождении ея некоторыя историки и не соглашаются, обаче была явное знамение пришествия тех злых прилежащих нам соседей. Ибо они яко послушн<и> будущи тоя кометы во второе лето по том, то есть 1212, со царем своим Егуханом, его же Гвагнин Батыевым отцом называет, прешедши Волгу реку, идеже она в Каспийское, то есть Хвалинское море под Астараханью впадает, великою силою идяху на запад.
И прежде с половцы , о них же ниже речется, брань составиша, идеже им половцы мужественно отпор давали и воинства их побеждали. На останок же от множества татарскаго в крепости своей ослабеша. И того ради аще и главные супостаты бяху россианом, обаче наглою потребою принуждени будучи, помощи от них против татар просили, разсуждающи и глаголющи им сице: «Что нам от татаров ныне, то вам будет от них утро».
Того ради россиане, видящи общее бедство, не отрекошася и татарских послов [советующих им, дабы в ту войну не вступали и половцом, вечным своим супостатом, не помогали] чрез законы гражданския, поимав умучили. И вси землею и Чорным морем от Ачакова, также реками Волгою, Доном, Ворсклом, и Днепром, и Богом на помощь половцом поидоша с воинствы.
Князь Мстислав Романович с воинством киевским, князь Мстислав Мстиславич с воинством галичским, князь Владимир Рюрикович с воинством Смоленским и прочие князи российстии: черниговские, переяславские, владимирские, новгородские.
И случившися со всеми воинствы половецкими приидоша на урочище Протолцы и оттуду двенадесятью днями приидоша на реку названную Калку , где уже татарове под наметами своими стояли и не попустивше пришедшим опочинути, но вскоре свежия на ослабелых и путем утружденных удариша, и побиша и разгнаща половцев первое, потом российския воинства дерзновеннее поразиша и двоих князей — Мстислава киевскаго и князя черниговского поимаша, яко Меховский пишет — а Бельской глаголет убили.
Бысть сия брань россианом и половцом с татары лета Христова 1224 . Иных же разгнанних [дело истинно тяжкое изречению] сами же изменники половцы, чрез их же землю бегоша, товарищей военных и помощников своих, у конных коней поотъимающе, с пеших же одеяния грабяще побиваху, иных же в реках утопляху.
Храбрый же князь Мстислав Мстиславич галицкий, иже победил Коломана краля венгерскаго и поляков, егда прибежал к реке к лодиам своим и превезшися чрез реку, повелел все лодии потопити, и посещи, и попалити, боящися погони татарской, и тако исполнен страха пеш к Галичу прииде е. Владимир же Рюрикович князь смоленский такожде здравие свое бегством спасе и к Киеву пришел престол киевский облада.
И ниже множайшая часть полков российских бежаши к лодиям своим доспеша, и узревши их потопленных и пожженных до конца, от печали, и нужды, и глада не могущи чрез реки преити, тамо помроша и погибоша, кроме некоторых князей и воинов, иже на плетеных таволжаных снопах чрез реки преплыша.
На той-то брани между безчисленными российскими воинствы убиени быша славныя богатыри и знаменитыя победоносцы Добрыня Золотой Пояс, и Александр Попович со слугою своим Торопом, и иных славных богатырей российских много.
Татарове же по той победе твердыни, и грады, и селения половецкия до основания разорили. И вся страны около Дону, и моря Меотскаго, и Таврики Херсонския, еже до днесь от прекопания междумория называем Перекопом, и окрест Понта Евксинскаго, то есть Чорнаго моря, татарове обладаша и поседоша. Точию осташася грады, яже суть в самой Таврике Херсонской, в содержании генуенсов италеян под державою греческих царей. И доныне в оных полях градов, и твердынь, и башен каменных давних, иже италиане генуенсы с половцы в соседстве будучи созидали, старыя падшия стены, паче же у Торговицы и на прочих местех явным свидетельством суть"
(15).


Василий Татищев (1686-1750). "История Российская" (впервые издана в 1768 г.):

"Нашествие татар. Татар имя. Таурмены. Команы. Монги. Мефодий патарский. Етриская пустыня. Ясы, обезы, косоги. Половцы побеждены от татар. Котяк кн. Данил Кобякович. Юрий Кончакович. Свойство с галицкими. Половцы просят помо­щи. В том же году пришли народ незнаемый, безбожные агаряне, о которых подлинно никто не знает, какого они происхождения, откуда начало их и какой они веры. Они называются татары, кланяются солнцу, луне и огню. Некоторые между ними зовутся таурмены, иные зовутся команы, иные монги. Некоторые же сказывают, что в них много народов, от скифов восточных совокупленные, и, других покорив, все вместе так называются. Мефодий, патарский епископ, свидетельствует о них, что они вышли из пустыни Етриской, лежащей в восточно-северной Азии, которых изгнал Гедеон, и надлежит им явиться в кончине лет и времен, и что они попленят всю землю от востока до Евфрата и от Тигра реки до Понтийского моря, кроме Эфиопии. Слы­шали же мы много лет ранее, что они на востоке многие пределы и государства попленили, ясов, обезов и косогов покорив, при­шли к Дону на половцев. Половцы, что были за Доном, как уведали, что татары Волгу перешли и все там повоевали, идут к До­ну, бывшие там князи Даниил Кобякович, Юрий Кончакович по­слали всем князям до Днепра и за Днепр обвестить, чтоб все, совокупившись, пришли к Дону и могулов не пустили. Но князи принизили силу их, приказали, чтоб они отступили за Дон и мо­гулов, пропустив, в степи увели. Но татары, захватив оных и до­гоняя чрез Дон, всех порубили или пленили, а многие возле моря от голода померли. Тогда Котяк, князь половецкий, с другими князями пришли в Русскую землю к валу половецкому близ Триполя, а Данил Кобякович и Юрий Кончакович были от татар за Доном побиты. Котяк же, оставив тут людей своих, поехал к зятю своему Мстиславу Мстиславичу галицкому и принес ему дары многие: кони, верблюды и прочее. И одарил его и всех князей русских, прося у всех помощи против татар, представляя, что «ныне сей народ, неведомый нам и никогда не слыханный, при­шел на нас и нашу землю попленили. И если их великое множе­ство все совокупно не удержим и вы нам не поможете, то потом, придя на вас, то же учинят. Того ради мы вам представляем, что­бы о том внятно рассудили, и как нас, так скорее себя от конеч­ной погибели спасли». Потом прислали к великому князю в Киев о том просить.

Сейм о татарах. Союз против татар. Юрия презрение та­тар. Князь великий Мстислав Романович, слыша то, послал ко всем князям русским, червенским и северским, а также и к Юрию Всеволодичу, созывая всех на съезд со всеми их войсками, объ­являя им про столь великого и свирепого народа нашествие к странам русским, представляя: «Если ныне совокупною силою их не удержим и половцев не обороним, а половцы им поддадутся, тогда нам всем тяжелее будет». На оное все согласились и обещали по крайней возможности больше войск собрать и немедля прийти, но многие, не желая пашен оставить, с малыми войсками шли. Юрий Всеволодич, собрав малое войско, послал племянника своего Василька Константиновича ростовского только с 800, и то по настойчивой просьбе Васильковой, который просился, чтоб ему в воинстве со старшими обучиться. Брата же и сына ни одно­го не послал, поскольку оных татар презирал.

Котяк кн. крестился. Варяжский остров. Послы татарские о мире. Послы побиты. Мстислав Романович крайне прилежал, чтоб войско как можно более и скорее собрать, чтобы оных татар, не допуская до границ русских, в земле половецкой встретить. И с оным пошел сам, с ним смоленский князь Владимир Рюрико­вич, черниговский князь Мстислав Всеволодич, из Галича Мсти­слав Мстиславич. И сии старейшие были. С ними ж Даниил Ро­манович владимирский и брат его Всеволод, Михаил Всеволодич с новгородцами и других князей много. И отпустили пехоту смоленскую, черниговскую и киевскую по Днепру вниз до порогов. Галицкая же и волынская пехота плыли водою по Днестру, отту­да вверх Днепром до порогов, которых было с 2000 ладей. Князь же половецкий Котяк, желая у русских князей большую любовь и доверенность приобрести и их своею верностию еще более обнадежить, принял веру христианскую и крестился. Князи собирались с конными войсками у Заруба и, собравшись, пошли вниз возле Днепра. И как, придя, остановились против острова Варяж­ского, тогда приехали к великому князю послы татарские и гово­рили, что «хан их с русскими никакой вражды не имеет и, слыша, что вы хотите за половцев конюхов вступаться, сожалеет, что вы хотите напрасно кровь проливать. Поскольку мы не пришли на земли ваши и никакой обиды вам не сделали, а имеем войну с половцами, конюхами нашими, и если хотите быть в покое, то учиним мир, а половцев к себе не принимайте». Князи рус­ские, много о том рассуждая, приняли оное татар представление за противное пользе своей, что татары хотят только их на малое время миром обольстить, а покорив себе половцев, более тяже­лыми неприятелями будут, не только оного не приняли, но весь­ма неправо послов тех побили, рассуждая, если оных отпустить, то они хану своему о множестве войск русских скажут и оные, убоявшись, уйдут. Ибо не верили князи о множестве войск татар­ских, что им сказывали, что их более 200000, а по правде сами усмотрели после, что их было гораздо более.

Олеш. Боуты. Гангалы. Выгольцы. После сего пошли далее и, придя к Олешу, стали у Днепра. Тут пришли к ним боуты, ган­галы, выгольцы и галичане.

Другие послы от татар. Татары, ожидая от русских отпове­ди, стояли около Дона. И уведав через половцев, что послы их побиты, прислали других послов с выговором, из-за чего такую им обиду учинили, что, послушав половцев, послов их побили; и если не хотят мира, то б шли к ним, а они встретить их готовы. И хотя половецкие князи и Мстислав Мстиславич советовали и тех побить, но князь великий их отпустил, приказав, что он сам, их увидев, о мире говорить будет. Тогда пришел Владимир Рюрико­вич со смоленскими и туровскими полками.

Счисление войск русских. Стражи татар побиты. Князь великий исчислил все войска, которые с ним были: киевских, переяславских, городенских, черных клобуков и поросян 42500, со Владимиром Рюриковичем, смоленчан и туровцев 13 тысяч 800, с князем Мстиславом черниговских и северских 21300, да вяти­чей 2000, с князем Мстиславом галичан, владимирцев, лучан и подунайцев 23400, и прочие младшие князи с ними, всего сто три тысячи (по-моему, 89950), какого русского войска давно вместе не бывало. К тому ожидали новгородских, Василька с ростовца­ми, от Юрия из Белой Руси и рязанских войск; а также половцы обещали до 50000, собрав, присовокупить. Тогда князь Мстислав Мстиславич галицкий, переправясь чрез Днепр, в 10 000 конных пошел вперед в поле, и нашел стражу татарскую, и оных многих побил, а воевода их Гамябек с остальными ушел в курганы поло­вецкие, надеясь от половцев себе помощи. Но половцы пришли в помощь Мстиславу и, обступив оных, всех побили. Гамябека же татары хотели сохранить, закопали живого в землю, но половцы, найдя его, убили. И Мстислав возвратился ближе к полкам.

Хортитца р. Калк р. Мстислава безрассудность. Крайняя дерзость молодости. Бой. Семен Олегович. Василий Гаврилович. Победа над татарами. Несчастие в запальчивости. Городок на Калке. Победа на Калке. Бродницы. Умер князь великий Мстислав. Князь великий после отпуска Мстислава перешел за Днепр со все­ми князями и, пойдя на низ, стали у реки Хортицы на берегу Днеп­ра, где стояли воеводы с пехотою Юрий Доможирович и Держикрай Владиславич. Тогда, придя, стражи объявили, что татары подъехали смотреть войска русских. Данил же Романович и другие молодые князи, сев на коней, побежали видеть войско татарское. И увидев, оные послали сказать великому князю, чтоб, не мешкая, шел со всем войском против татар, думая, что оные все близко. И князь великий со всеми князями и войсками русскими, оставив у ладей 1000 человек, пошли каждый князь со своим полком. И то­гда еще пришли гангалы, выгольцы, сковы и боуты галицкие в ладьях. Князи, идучи полями, вскоре нашли татар, которые, учи­нив малый бой, побежали. За которыми русские гнавшись, отбили стада многие, а другие татары со скотом, взятым от половцев, уш­ли. Потом шли князи за ними чрез степи и на восьмой день пришли к реке Калке. Тут нашли великую стражу татарскую, с которыми передовые русские учинили бой, где убили воеводу Ивана Дмит­риевича и других двух. Но татары, не долго бившись, пошли прочь, а князь великий, перейдя реку оную, стал. Мстислав же Мстиславич со своим передовым полком пошел за татарами и, по­слав разъезд Яруна с половцами, сам шел помалу. Оные вскоре, увидев великое множество татар, возвратясь, сказали, что татары идут за ними недалеко. Мстислав, хотя ему советовали отступить к полкам великого князя, но он, надеясь на свою храбрость, а кроме того из-за несогласия с великим князем, не дав ему знать о при­ближении татар, устроил полки свои, а татары шли за передовыми русскими к полкам прямо. Мстислав, видя такое великое множест­во покрывших все поля татар, которых око не могло обозреть, по­нял свою ошибку, но отступить уже было невозможно, послал к великому князю с известием, чтоб шел со всем войском. Великий князь весьма тем оскорбился, что Мстислав без воли его и согласия так далеко ушел, и прислал сказать, как уже видел, что ему отсту­пить, ни помощи подать не успеть, однако ж, как мог быстрее, полки выстроил. Но молодые князи, не спросясь старших, с малым числом их людей туда побежали. Мстислав Мстиславич, увидев татар уже вблизи заходящих, устроился как мог. И начали татары сильно наступать. Тогда Данил Романович владимирский, князь Семен Олегович и князь Василий Гаврилович крепко бились. Сперва смяли татар и погнали, ибо князи половецкие со всем их войском подоспели и многих татар, побивая, гнали. Тут князя Ва­силька Гавриловича прокололи копьем, Данила Романовича в грудь копьем прокололи. Он же хотя и млад был, 18-ти лет, но му­жествен весьма, презрев свою рану, бился еще крепко. И так поби­ли татар множество. Мстислав Ярославич луцкий, Немой называе­мый, видя Данила окровавленным, которого он крепко любил и ему после себя наследие дать хотел, возопил своим, чтоб отмстили кровь юноши сего и, жестоко на татар наступив, бился. Также Олег, князь курский, князь половецкий Ярун и другие половцы так жестоко на татар наступали, что уже ожидали вскоре всех татар победить. Сие довольно долго было, так как татары ни с коего боку русских заехать не могли. Но как только половцы миновали боло­та, не осмотрясь в запальчивости, идучи за татарами, тогда тотчас татары великим множеством половцев объехав, сбили. И половцы пришли на полки великого князя, оные так смяли, что князь вели­кий не успел в порядок привести, а татары сильно на него и прочих князей наступили. И был бой прежестокий, с обе стороны храбро долгое время бились. Князь Мстислав Мстиславич, поворотясь, отступал, сражаясь с татарами. И видя полки великого князя, не мог к оным присовокупиться и сожалел о своем упрямстве, да поздно. Князь великий, видя татар великое множество и своих из­неможение, стал отступать к реке Калке, только татары весьма препятствовали и уже многих побили. Тогда князь великий, с ним князь Андрей, зять его, князь Александр дубровицкий, видя зло то, стали на реке Калке. И так как место оное было каменисто, тотчас за ночь тут сделали городок из камней и леса, в который бегущих людей собрали несколько тысяч, а прочие побежали. Татары по­ставили около оного двух воевод, Черкана и Тешкана, которые, обступив городок, в осаде содержали, а прочие до трех дней гнались за русскими князями к Днепру. Князь великий бился из го­родка три дня и, видя свое изнеможение, послал к татарским кня­зям для договора и особенно бывшим с татарами бродницам, у ко­торых был воевода Плоскиня. Оный окаянный дал великому князю клятву с крепким обнадеживанием, что никого не убьют, но всех за откуп отпустят. Оному поверив, князь великий отдался. Он же, окаянный, приведя их к князям татарским, советовал им всех побить и никого живым не отпустить. Татары, взяв крепость ту, людей русских всех побили, а князей положили на землю и, по­крыв их досками, сами сели на них обедать. И так их всех подави­ли и ни одного из взятых тут не оставили. Гнавшиеся же за рус­скими до Днепра многих побили, но много и своих потеряли, ибо бегущие русские где могли, в лесах и тростниках залегая, многих татар, малыми отрядами гнавшихся, нападая, побивали и сами спаслись, особенно где князи или воеводы храбрые были.

Смерть князей многих. Мстислава Мстиславича робость. Половцев злость. На сем бою побито князей русских: Святослав каневский, Изяслав Ингоревич северский, Юрий Несвижский, Святослав шумский, Мстислав Всеволодич черниговский и сын его Василько, Ярослав неговорский. Прежде же со Мстиславом убито в бою три князя, да с великим князем 2 князя. Тысяцких же и воевод множество и прочих войск до 70000. А князь Мстислав Мстиславич и с ним Данил Романович, прибежав к Днепру, где ладьи стояли, переправился и в беспамятстве велел все ладьи по­рубить и сам, не ожидая многих за ним бегущих, ушел, боясь за ним погони. Прибежавших после некоторых половцы из-за их платья и оружия побили, а другие, идучи вверх, возле Днепра померли. И так от всего того великого войска едва десятая часть в Киев возвратилась. Сия столь тяжкая и неслыханная над Русской землею победа случилась июня 16 дня в день пятничный.

Новгородок сожжен. Другие татары гнались по предводи­тельству половцев к Чернигову и Новгородку Северскому. Нов­городцы же, не зная коварства татарского, встретили воевод их с крестами. Но они, войдя во град, попленили и сожгли. То же и с другими учинили, не боясь никого. Василько же ростовский, идучи, не поспел с полком своим. И уведав, что князи уже от Днепра пошли, остановился у Чернигова. И так не только Бог его спас, но Чернигову и Киеву многая помощь учинилась, ибо тата­ры, уведав, что войско русское у Чернигова стоит, не смели при­близиться и пошли обратно на побег. А Василько, убоявшись татар, возвратился в Ростов. Новгородцы же, услышав про победу идучи Днепром, возвратились.

Ханский сын убит. Татар упадок. Половцы крестились. Та­тары хотя столь великое войско русское победили, но своих весьма много потеряли. И сами сказывают, что их на оном бою более 100000 побито и хана их старший сын Тосхус убит, и если бы русские князи в согласии были и совокупно бились, то б татары и половцев при них разбить не могли. И видя такой в них великий упадок, татары не смели более на русских наступить и на области русские идти, хотя оные безлюдны остались и оборонять было не­кому, а пошли возле моря и, попленив половцев, возвратились за Дон к Волге и за горы. И потому их до пришествия Батыя не слышно было. Половцев же из бежавших некоторое количество в Русь пришли и крестились в разных городах, которым жители весьма рады были и давали им корм и помощь в поселении.

Избрание государя. Михаил, кн. черниговский. Владимир Рю­рикович смоленский после разбития полков их ночью отлучился от Мстислава и, собрав бегущих своих и других князей войск до 5000, отошел к Донцу. На него гнавшие татары неоднократно нападение чинили, но он мужественно их 2 раза победил, много коней и ру­жья отнял, и был еще более в безопасности, и коней в пищу войску довольно имел, даже дошел во область Черниговскую и шел к Смоленску, не ведая о великом князе Мстиславе Романовиче. Но киевляне, уведав об убиении великого князя, тотчас на вече избра­ли по старейшинству Владимира Рюриковича и послали за ним наскоро. Которого, догнав у Стародуба, прилежно просили, чтоб немедля пришел в Киев и принял престол отца своего и оборонил землю Русскую от язычников. Он же, хотя тяжко ранен был, но, не смея не прислушаться к молению их, возвратился в Киев и прибыл июля 8-го дня, где принят был с радостию и плачем великим всего народа. А Михаил Всеволодич остался от него в Чернигове после Мстислава, старшего его брата, но, боясь татар, пришедших за ни­ми, уехал в Новгород. Новгородцы же весьма обрадовались, что Бог его спас от погибели с прочими. <...>" (17)


"Джагфар тарихы" бахши Имана. По "официальной" версии - это сборник булгарских (на Волге) летописей, составленный в 1680 г. Серьезные ученые считают его "новоделом", изготовленным Ф.Г.-Х. Нурутдиновым в XX веке. Еще не так давно полный текст этого документа можно было скачать здесь. Сейчас удалось найти лишь краткий пересказ: "<...>Возглавлял этот корпус сын Джебе багатур Нимруй. Удар конного отряда Джебе и Нимруя решил исход битвы на реке Калке. Эту реку булгары называли Калга-Алмыш (отсюда - Калка), туркмены - Калмиус, а монголы - Калмак. В Кермекском сражении Джебе прикрывал волжскую переправу у Сэмбэра (Симбира) и был тяжело ранен, а Нимруй попал в плен. Однако вали (градоначальник) булгарского города Алабуги, пленивший Нимруя, не казнил его, за что Нимруй взял себе имя "Алабуга". Гордясь своим участием в Калкинской битве, Нимруй назвал одного из своих сыновей Калмаком. Другого сына багатура Бурулдаем (Бу-рилдай)" (18).


Вот, собственно, и все, что пока удалось собрать. Но это, естественно, не полный набор сведений о битве на Калке 1223 г. Так, например, известно, что какие-то известия о ней содержатся у рейнского монаха Цистерианского ордена Цезариуса Хайстербахского, у Рихарда фон Сан-Германо и Альбериха фон Труа-Фонтен (19). Не удалось пока найти и рассказы Гваньини и Стрыйковского, полный текст Длугоша. Вероятно, позже станут известны и другие источники. Но это уже все задачи на будущее.



Использованные источники


1. Материалы источников по битве при Калке на сайте Rossica Р.П.Храпчевского.

2. Источники по истории первого столкновения с монголами на сайте ColonEast В.В.Пестерева.

3. Сборник документов по истории СССР. Том 1. IХ-ХIII вв. Под редакцией порф. В.В.Мавродина, М.- «Высшая школа», 1970.- 262 с.

4. Христианский мир и «Великая монгольская империя». Материалы францисканской миссии 1245 года.- СПб.: Евразия, 2002.- 478 с. Книга частично выложена здесь. Полный русский текст "Истории Тартар" можно прочитать здесь.

5. Храпчевский Р.П. Военная держава Чингисхана. - М.: АСТ: Люкс, 2005. - 557 с.

6. Е.И.Кычанов. Сведения из "Истории династии Юань" (Юань Ши) о Золотой Орде // Источниковедение истории Улуса Джучи (Золотой Орды). От Калки до Астрахани. 1223-1256.- Казань, 2001.- 428 с.

7. Кычанов Е.И. Сведения "Юань-ши о завоевании Руси монголами // Историография и источниковедение истории стран Азии и Африки. СПб., 1999. Вып. XVIII. с.61. (Приведено по Христианский мир и «Великая монгольская империя». Материалы францисканской миссии 1245 года.- СПб.: Евразия, 2002., с.239).

8. Тверские летописи. Древнерусские тексты и переводы. Тверь. Тверское книжно-журнальное издательство. 1999.

9. Летописные повести о монголо-татарском нашествии

10. Б.Соколов. Былины. 1929

11. Матвей Меховский Трактат о двух Сарматиях. – М.-Лг. : 1936 г., с. 47-68.

12. Сигизмунд Герберштейн. Записки о Московии. М. МГУ. 1988.

13. Рассуждение о делах московских Франческо Тьеполо // Исторический Архив. Т. III. М.-Л. 1940.

14. Рейнгольд Гейденштейн. Записки о московской войне. СПб. 1889.

15. Андрей Лызлов. Скифская история. М.-Наука, 1990.

16. А. Астайкин. "Калка".

17. История Российская. В 3 т. Т.2 / В.Татищев. - М.:ООО "Издательство АСТ", 2003

18. БАХШИ ИМАН ДЖАГФАР ТАРИХЫ ТОМ ВТОРОЙ РЕДАКЦИЯ ВЕСТНИКА "БОЛГАР ИЛЕ" ОРЕНБУРГ 1994.

19. Хансгерд Гёкеньян. Западные сообщения по истории Золотой Орды и Поволжья 1223-1556 // Источниковедение истории Улуса Джучи (Золотой Орды). От Калки до Астрахани. 1223-1256.- Казань, 2001.- 428 с.


При использовании материалов с данного сайта ссылка на него не обязательна, но желательна : )


  Главная   Статьи