ПАПАКОМА - забытые страницы истории Северного Приазовья


  Главная   Статьи  


РОЗЫСКАНИЯ

О ДОНЕ, АЗОВСКОМ МОРЕ, ВОРОНЕЖЕ И АЗОВЕ,

(с некоторыми сведениями о козаках)

УЧИНЕННЫЯ ПО ПОВЕЛЕНИЮ ПЕТРА ВЕЛИКАГО
ВИЦЕ-АДМИРАЛОМ К.КРЕЙСОМ В 1699 ГОДУ
И ПОДНЕСЕННЫЯ ЦАРЕВИЧУ АЛЕКСЕЮ ПЕТРОВИЧУ1



(Издатель Отечественных записок приносит чувствительнейшую благодарность свою почтенной особе, сообщившей ему сию рукопись. Сколько любопытна она по многим современным сведениям, о разных важных предметах, столько же драгоценна и потому, что представляет новое свидетельство о попечениях Преобразователя России – соделать Царевича Алексея Петровича достойнейшим преемником Российскаго престола.

(296) Описание соч. Вице-Адмиралом Крейсом на Английском языке вероятно поднесено было Царевичу вместе с переводом сей рукописи, над которым трудился некто Борис Берх. В переводе сих разысканий говорится о Крейсе уже в третьем лице.- Слог сей рукописи оставляем без всяких перемен. Изд.)



(Переложитель сего труда в цифровую форму выражает свою искреннюю благодарность уважаемой особе, переславшей ему копии сего издания в «Отечественных записках» (не мудрствуя лукаво, снимаем шляпу перед почтеннейшей Татияной Николавной Гедзь из богохранимаго града Киева). Сия рукопись была составлена примерно в 1703 - 1704 годах и вместе с "Атласом реки Дона" была преподнесена наследнику Российскаго престола Алексею Петровичу. Повторное представление сего труда для глаз образованной публики безсомненно дополнит наши данныя о донских, запорозских и украинских Козаках, их быте и обычаях, восполнит наши знания о злосчастном Гетмане Мазепе, достославном Азовском сидении и еще многих интереснейших предметах. При переводе текста наипаче возможно сохранена орфография и пунктуация печатнаго издания. Изменению подверглись лишь устарелые буквицы русскаго алфавита да опущены яти на конце слов. - LV)



Его Пресветлейшему Высочеству Алексею Петровичу Наследному Принцу Империи, Царств и Княжеств Его Пресветлейшаго Величества Государя Отца, Великаго Государя Царя и Великаго Князя Петра Алексеевича Божиею Милостию Императора всея Великия Малыя и Белыя России, якоже и многих прочих восточных западных и северных Царств владений, Княжеств и земель Отчича и Дедича Наследника Государя и Обладателя, Самодержца и непобедимаго Прирастителя Государства и пр. и пр. и пр.

Случай, который нижеподписавшемуся Корнелиусу Крейсу сме- (297) лость подал употребить имя Вашего Пресветлейшаго Высочества и толь Великaго Принца приветствовать есть тот:

Что нижеподписавшийся имея честь определенным быть Вашего Высочества высокоупоминаемаго Государя Отца слугою и над Его Величества морскими силами Вице-Адмиралом в той же службе и в присутствии Его Величества взяв прилежно обсервацию положения великой реки Дона или Танаиса и озера Меотискаго или Азовскаго моря, и оной реке Дону и Азовскому морю учиня точное изображение с приобщением в сей книге и других некоторых карт печати предал; оным же картам как на первой странице видно, нижеподписавшийся приношение учинил тому, кто оным изыскатель и Автором был, и потому ниже подписавшийся будучи в службе (298) Его Императорскаго Величества по Именному повелению оное мог исполнить и изобразить.

Никто же иной, кроме самaго Его Императорскаго Величества не был при сем.

И тако изобразив положение оной реки Дона и Азовскому морю, в службе Его Величества Императора, Вашего Высочества Государя Отца, с некоторыми еще другими чрез нижеподписавшагося печати преданными картами, немог нижеподписавшийся обойтися, чтоб несообщить тому, которой не только Наследным Принцом владений и сил таковаго высокоупомянутаго Великаго Императора, каковаго во всей Европе ненаходится, и во всей вселенной нет, но и такому Принцу, которой по природе и великодушной крови старается в действо произвесть оное, что Великому Принцу пристойно:

(299) По примеру вспоможения Вашим Пресветлейшим Высочеством взятия Нотенбурга, Капории, Ямгорода и Нейшанца.

И желает нижеподписавшийся, чтоб Его Величества сила и оружие под Вашим Пресветлейшим Высочеством, яко главнейшим Его Императорскаго Величества вождем, и первым Адмиралом приносило бы благополучие Государству и владениям с приращением онаго.

А как сильная Российская Империя ныне уже простирается над Белым и Восточным морем в одной и над Азовским и Каспийским морем в другой стороне: то чтоб и на тех четырех морях Его Величества сила и плавание от времени до времени более умножались таким образом, дабы оныя четыре различныя моря наивсегда Его Императорским Ве- (300) личеством побеждаемы быть могли.

Не меньше же желает нижеподписавшийся, чтоб купечество и кораблеплавание всегда с пользою на оных четырех морях умножалось, тоже и на Понтусе Эвксинусе, которому последняя карта больше и точнее доказывает, нежели доныне известно было.

Дабы Отоманскому Государству доказать как по завладении непобедимой пред сим называемой крепости Азова и Троицкой с принадлежащими к ним городами и замками оказалось, что Его Императорскаго Величества морская сила в состоянии безпрепятственно своими кораблями сквозь устья Кафы и до самого столичного города Константинополя плавание иметь.

Чрез которое сильное распространение Кубанцы и Крымские Та- (301) тара отнюдь не дерзали в Российское владение грабежем на людей и скотину нападать с того времяни как Его Императорскаго Величества флот в 1699-м году в Августе месяце восемь дней на пушечной выстрел от Турецкаго флота стоял.

И так желаю Вашему Пресветлому Высочеству, чтоб вы последовали стезям Государя Родителя Вашего, помогая впоспешествовании и распространении Московскаго Государства яко достойной сын и наследный Принц такого Великаго Императора, котораго жизнь да благоволит Господь Бог продолжить благословением Своим на многия лета.

Напоследок уповает нижеподписавшийся, что Ваше Пресветлое Высочество сей малой труд из рук нижеподписавшагося благо- (302) склонные принять изволите с засвидетельствованием, что есмь


Вашего Пресветлаго Высочества

всепокорнейший слуга

Корнелис Крейс,

морских Его Величества сил

Вице-Адмирал.



Река Дон,

а по древнему названию Танаис.


Большая река называемая Козаками и Россиянами Дон, а Татарами Тен, названа была Греками и Римлянами Танаис, или по примечанию из древних Плиниуса – Силус, иных же и Амазон, Амастрис и протчее. Они поставляют, что она Европу от Азии отделяет, как то Диодор в своей книге i. L. Копфр. Дионисий в 14 пункте Кв. Курций L. VI. Помп. Мела. L. i, Амиан Марцелин LXXX, Овидий в Понтике и Лукан L. 3.

(303) Но оставляя всякую честь вышепомянутым писателям в других делах, ближайшее сведение и о ткрытие той реки Корнелиусом Крейсом Его Царскаго Величества Петра Алексеевича Вице-Адмиралом учиненное в 1699-м году представляет нам оной реки правое положение и течение так ясно и очам нашим отлично, что мы оное отделение ни коим образом Дону или Танаису приписать не можем, оное же открытие и описание не с частиц и писменных лоскутков, ниже из писем и изветов от слуха собрано, но основано по точному нахождению в путешествиях от Воронежа в Дон и оттуда до падения онаго в Меотическое море; при чем примечательно, что Дон по отнятии Его Царским Величеством у Турков Азова, сначала и поныне под Его Величества владением состоит. Что вышеописанное от- (304) деление Азии и Европы вовсе набасню походит, оное и вначале видится, когда только просто приметить, что Иван-озеро, из котораго Дон началом происходит, лежит на 54 градусах 15 минутах, а Азов в устье его на 47 градусах 20 минутах, так что между ими обоими ширина более 110 Немецких миль состоит и таким образом одною частию в Европе, а другою в Азии, которыя он по течению в великих излучинах состоящему иоперег [поперек? - LV] проходил. Несколькожь и простительно для того, и нимало сумнительно, чтоб кто из Греков или Римлян, да и неошибся бы я сказать, что до нынешняго времени ни о каком человеке доказать нельзя, чтоб оную реку Дон таким образом, как оной Господин Вице-Адмирал под смотрением и в присутствии Его Царскаго Величества зделал, изы- (305) скал, от места до места примечал, ширину мест описал и еже получасно грунт диплотом и тонким линем, компасом и минутною склянкою расчислил, дабы подлинное положение и разстояние ея измерить, а то есть самое надежное и точнейшее средство к познанию грунтов и на каких румбах реки лежат.


Несправедливое мнение древних о происхождении Танаиса.


Что такия изследования древними не чинены, кажется и из того начала, откуду они доводят, что оная река Дон происходит: Луканус полагает оное из Рифейских гор, но о каких то подумать; если под тем известным именем почитать Альпы, то бы очень далеко от Дона было; иные же сказывают от гор между Обдор и реки Оби: но кто в таком горьком холодном месте был, и сумнительно, чтобы прохо- (306) дя толь множество гор, лесов, озер и рек между Оби и Рязани, где Дон протекает, изследовать мог. Аммианус хочет вести оной Дон из Кауказуса толь далече оттуда, и без всякого повода, и невероятножь потому, что оныя горы лежат против рек Кагалника, Манница и Кубани и сверх того по южную сторону устья реки Дона, как то на карте проезжими в той стороне Россиянамн положено; еще же некоторые утверждают то в Араксисе, а другие несколько сот миль от вышеписанных в стороне Меотическаго моря и в 20 милях ниже Азова; толь меньше же может оной Дон происходить из гор Паропамисус, ибо некоторая часть связи оных гор лежит по Каспийскому морю, развебы тому Дону протекать поперег Волги и сквозь неимянитое множество земель, лесов и гор. Напоследок мы сии несправедли- (307) выя мнения о начальном происхождении Дона окончаем Изидоровым, которой хочет оной вести из некотораго Георгианскаго (издревле Гирканскаго) леса, и тот весьма с пути сошел, в глубину Персии вступил, а оная провинция ныне уже так довольно проезжена и известна, что можно бы оную большую реку открыть, также не меньше того неудостоверимо и с обретением весьма не сходно, что они объявляют, яко бы оной семью устьями в море течет, а другие будто в Цимериской Босфорус, то есть в пролив Кафы падение свое имеет; наконец и то надобно упомянуть, что оная река и званиями очень смешена: называют оную Танаис, Истер и Дон и по всему тому чаятельно, что от списывания друг у друга вышеупомянутыя погрешности произошли, таким образом переходим к истинному описанию Дона (308) или Танаиса. Господин Вице-Адмирал благоволил только следовать собственным и очевидным своим примечаниям, не начиная оные от самаго перваго начала онаго, но откуда реку Ворону в ширине 54-х градусов и 30 минут в свое недро приемлет, однако при том приемлем смелость во услугу любопытным о истинном происхождении онаго приобщить, каково нам от разных знатных и честных людей и еще в живых обретающихся свидетелей объявлено.


Истинное начало Дона.


Оной Дон имеет свое начало из Ивана-озера состоящаго в Княжестве Рязанском, между Доном и Оки, близ деревни имянуемой Донко, в 30 милях от Москвы и близ города Тулы в 40 милях в южной стороне от Москвы. Тамо прежде сего во вре- (309) мя Царя Ивана Васильевича построен каменной замок, мимо котораго река Упа, которая падает в Оку, течет; что же до Ивана-озера касается, оное весьма неглубоко, а по величине просто назвать прорывом, так как мы таким подобием видим во многих местах около Амстердама прорывных прудов, собою неглубоко, однако рыбою изобильно; за тем либо то вовсе солгано или как и одно другим вменено, и нималой вероятности в себе не имеет. Как же некоторые упоминают что оное озеро длиною 1500, а другие 600 верст, и то ничто кроме одной басни, ибо люди состоящие в чести, с которыми мы имели счастие, описывая сие, о том говорить, будучи в 1703-м году очевидными свидетелями, известили нас о вышеписанном сими ясными обстоятельствами: Иван-озе- (310) ро есть сборище вод, стекающих из малых ручеек. Земля высокая, и повелением Его Царскаго Величества на том месте, где начало падения своего имеет, зделан каменный жолоб, с некоторыми широкими ступенями, чрез которые вода как в каскады фонтанные изрядно падает; правда что растаянной снег часто чрез оные переливается, однако мы в Феврале месяце 1703 году на санях переезжали и тогда так нашли и прочая.

И подлинно то не удивительно, что оной Дон из таких малых начал свое происхождение имеет: яко по такой же причине и Двина, Реин, Мас, Днепр, Десна, да и самая большая во всей Европе река Волга, и многия прочия от падения в них других рек и ручей сильно наростают.

К городу Воронежу немалое затруднение было ездить для частаго (311) осмотру корабельнаго строения и привозу разных потребностей из Москвы сухим путем; но Его Величество Петр Алексеевич оныя трудности пресек чрез соединение Оки с Вороною, чтоб таким образом из Москвы водою в Дон входить, что уже исполнено и счастливым успехом в действительное употребление приведено, то есть перекоп между ручьем Вороны в состоящих под тению стоячих по берегам дерев, и ручеиж из Оки. Оной проход по обеим сторонам крепко обделан, а земля вычистительными машинами и прочими инструментами вынята и осыпав ее прудом зделан; течет почти прямо в Оку реку, которою приходит в Москву реку протекающую сквозь город Москву; оной же проход имеет довольной широты и глубины для плавания большими ластовыми судами, а длиною не (312) меньше 8 миль больших, но понеже грунт на оном многим глубже, нежели Ока и чтоб излишней воды в Дон непропустить, то разными изрядными каменными слюзами одерживается. Оное преизрядное дело Светлейшим Императором заложено, чтоб из Москвы водою приходить в Дон и до самой Оки по обеим сторонам насажено деревьями.


Дорога от Москвы до Воронежа.


Примечания достойно, что повелением Его Величества зделана проезжая дорога от Москвы до Воронежа и по ея заложению и спокойности истинно всякой славы достойное дело, проведенаж на 552 версты или 120 миль большею частию чрез степь, в которой многия горы и холмы находятся, а между прочими очень великая гора, именуемая Девичья гора, разстоянием от Коломны в (313) 5 верстах; по сторонам той дороги имеются очень много деревень принадлежащих жене вдове покойнаго Господина Лефорта, кои хлебом весьма плодоносны, но трудно перевозить; ибо все принуждено возить осью, и понеже города и деревни, как и выше сказано, от дороги удалились, то повелением Его Царскаго Величества по той дороге на двух или трех милях построены удобные домы; для отдохновения и покойности путешествующих оная дорога насажена по обеим сторонам деревьями, кои огорожены плетенью и насыпною землею, дабы от пыли, песка и нападающаго высокаго снега свободной проезд был; ибо Козацкая Черкаская земля в той стороне, подобно степи, без лесу; еще же на всякой полуверсте промежду теми деревьями стоит тяжелой столб, на котором подписано разстояние от всякаго ме- (314) ста, что и весьма нужно, ибо такую дальную дорогу, по которой иногда на несколько миль никакого города, деревни и дома невидать, без компаса и проезжать бы невозможно было; сверх того в летнее время от песка, а паче в зимнее от сильной и продолжительной вьюги снега, следы вдруг пропадают и в некоторых местах при глубине так наполняются, что опасно сшибаяся с прямой дороги в те при глубине, яко погребену быть; летом оная дорога так приятна, что удивлению достойна; ибо в той окрестности земля хотя и не вспахана, однако в полном изрядных множестве целительных трав разных цветов, плодоносных дерев, яблонных, грушевых и вишенных, между которыми последними есть качеством такия, кои не выше 3 или 4 футов ростут величиною против слив и са- (315) харной вкус имеют; также ягода земляника, спаржа и пр.: и одним словом сказать, всего того так изобильно как бы надобно быть для удовольствия всего народа двору, трава некосимая ростет очень высоко и от того иногда многия бедствия бывали, что нечаянно Татары множественным числом для грабежа собравшись, траву зажигали, которой огонь с пеплом на несколько миль распространялся до Российских деревень и жилищ; сего ради Его Превосходительство Александр Данилович Меньщиков свою деревню Слободку разстоянием от Воронежа во 182 верстах великою ровью окопал и малою крепостью имянуемою Ораненбургом укрепил.


Верфь для корабельного строения.


Около 5 миль выше Воронежа лежит ступена [? - LV], где повелением (316) Его Царскаго Величества построена верфь, на которой в 1703 году стояли одиннадцать военных фрегатов на стапелях, и многия другия суда тамо строятся большею частию по Голанскому манеру, немного пониже была сделана весьма великая чаша, чтоб в ней так как в доке створчетыми вратами воду впускать и выпускать для исправления корабля конопатною работою без килевания; также на том месте, где река Воронеж падет в Дон, зделана большая плотина и створчатой слюз, чтоб облежащую землю понять водою и потом по выпуске воды много кораблей можно было конопатною работою исправить.

Чтоже впрочем касается до Дона, его положения на румбах, островов, мелей, вида берегов и вокруг лежащих провинций и пр: обо всем оном можно лучше и легче усмотреть из карты, неже- (317) ли из пространнаго ненужнаго описания, но только генерально о образе онаго Дона приупомянуть можно, что ширина его от 300 до 600 сажен и везде от средних чисел Апреля месяца до половины а иногда и до исхода Июня месяца, глубины довольно для прохода больших кораблей, но после того времяни, а имянно в Июле, Августе и в последующих месяцах вода збывает очень скоро, так, что на некоторых местах остается глубины только до полутора фута; но понеже Господин Вице-Адмирал изволит путь свой начать от города Воронежа, как в заглавии карты усматривается, то мы почитаем, что двойнаго труда стоит во удовольствие любопытному читателю об оном городе обстоятельное подать известие, толь паче, что оной достохвальным ныне Его Царскаго Величества предприятием и произве- (318) дением сделался преизящною корабельною верфью и магазейном к вооружению сильнаго флота.


Положение города Воронежа.


Что до города Воронежа касается, то оной лежит на 52 градусах и 20 минутах северной ширины и по климату онаго легко разсудить можно, что подошел бы гораздо близко Амстердаму, ежелиб не на 63 градусах долготы и следственно столько же холоднее лежал. Город построен на отвислой земляной или песчаной горе и назван по тамошней реке Вороне, которая близь самаго онаго мимо течет и около двух миль – в Дон впадает.

(Продолжение впредь.)



РОЗЫСКАНИЯ

О ДОНЕ, АЗОВСКОМ МОРЕ, ВОРОНЕЖЕ И АЗОВЕ,

(с некоторыми сведениями о козаках),

УЧИНЕННЫЯ ПО ПОВЕЛЕНИЮ ПЕТРА ВЕЛИКАГО,
ВИЦЕ-АДМИРАЛОМ К.КРЕЙСОМ В 1699 ГОДУ
И ПОДНЕСЕННЫЯ ЦАРЕВИЧУ АЛЕКСЕЮ ПЕТРОВИЧУ2



(Продолжение.)


Корабельная верфь.


(46) Река Ворона не шире обыкновеннаго в городе канала, но так глубока, что 80 пушечными кораблями безопасно по оной плавать можно; того ради оное место правильно Его Царским Величеством Петром Алексеевичем для корабельнаго строения избрано; к чему в близости имеющиеся леса великую способность подают и меньше иждивения требуют, а находятся тамо чрезвычайно прямые, высокие (47) дубы, буковыя, березовыя, липовыя и сосновыя деревья; к сему же приобщаю и железные рудники около Романова и Тулы, кои прежде состояли за господином Марцелиусом, а ныне за Боярином Львом Кириловичем, и теми железными припасами, которые на оных заводах делаются, немало поспешествуется корабельное строение в Ладоге и на Онеге, где равно очень богатые рудники находятся.


Арсенал.


Здесь же в 1696 году, повелением Его Царскаго Величества построен славной арсенал, для сохранения якорей, канатов, блоков и прочих корабельных припасов, подобный Амстердамскому морскому цейгаузу, весь каменный, толщиною в основании своем 14 футов; стоит оный по южную сторону реки, против города, где местоположение очень (48) низко и для того способнее и привозу туда лесов и протчих потребностей; однако весною от растаяния снега, по большой части поднимается.

Тут же имеются канатные заводы, пильныя мельницы, блочныя мастерския и преизрядныя литейныя, в которых разныя медныя и железныя пушки льют, также от малаго до 30 фунтоваго калибра ядры, гранаты и бомбы, да и медныя мартиры тамо в литье до 16000 фунтов находились, к чему рудники царств Сибири и Казани от изобилия своего немало способствовали, из коих последнее не хуже Италианской серы горючей издает, которая пред недавними еще годами сыскана и из гор такой натуральной цвет той серы оказывается, что и хитростию огня лучше произвесть нельзя, о чем нас самовидцы удостоверили; следственно Россия не (49) будет уже иметь нужды из-за моря выписывать; ибо селитры из Польши около Киева и Рыбны на Дону довольно доставать можно, а об дровяных угольях и печалиться нечего; чрез все то хотя Воронеж пред тем было непочитаемое место и незнатным городом, зделался и укреплен земляными и деревянными крепостьми с тремя вратами.


Козацкие города на Доне.


Что же касается до городов на Дону вниз онаго, где река Ворона впадает, оные попадаются нам мало примечания достойные, чтоб тем любопытных остановить; большая часть из них имеет деревянные валы, а некоторые и каменные замки и самые старинныя круглыя башни, как то по картам видеть можно. Большею же частию построены они на островах и двойными полисадами об- (50) несены и везде исправными солдатами снабдены.


Черкаской город главной.


В 39 казацких городах есть главной город Черкаской, на острову среди Дона; изрядно укреплен бастионами и башнями старинною формою с 80 пушками; содержит гарнизону от 7 до 8000 храбрых человек, конных, пеших и матросов, однако все почти морския ухватки имеют; оной город как еще и другие, на две стороны разделен: в одной стороне с печьми для житья зимою, а в другой летом, и у домов стены, также посуда в чистоте содержатся. В Черкасах говорят по Российски, Турецки и Козацки; во оном городе о всех важных, а особливо о военных делах совет производят, и оной же есть пребывалище Гетмана Козацкаго.


О плодоносности земли.


(51) Земля по обеим сторонам Дона неравнообразна, как и из карт во многих местах можно видеть; с лесами, каменистыми буграми, песчаными холмами, меловыми и другими горами, низкими местами и пр.; однако по большой части не пахатная, так что Козаки едва столько сеют, сколько они думают, что на их семейство стать может; а земля так жирна, что они работою в полы против лежащих в других краях мест без всякаго навозу более плода себе получить могут; также и леса подобны другому краю, без всякаго присмотру или поправления приносят разныя качества яблок, груш, вишен, смородины и прочие плоды; чтоже Козаки по Днепру, где оной сквозь каменныя горы непроходим бывает, в хлебопашестве мало упражняются, неудительно [не удивительно - LV] потому, что не без труд- (52) ности бы было всякаго зерна хлеб так далече сухим путем перевозить и тем в Азовское море или около онаго торг производить, ибо хотя Днепр около Киева и в других местах глубины довольно имеет; однако свободной проход на 50 миль ниже города пресекается совокупно связанными клипами высокими и низкими, кои Козаки называют пороги, от чего они и называются Запоросцами. Другая причина та, что Запорожские и Донские Козаки – для себя мало хлеба и другова рощения в пищу употребляют, а более склонны к рыбе, мясу, яицам, молоку и овощам, котораго всего они изобильно имеют, так, что только за тем им сходить; понеже Дон и совсеми впадающими в него реками преизобилует рыбою осетриною, белугою, стерлядью, щукою, лещами, окунями и пр. все великаго и изряднаго качества, и так дешево, что покупали сазана в 27 фун- (53) тов за копейку; рогатой скотины, овец, поросят и всякой дичины по обеим сторонам Дона великое множество; впрочем они, как и многие северные народы, к крепкому питью склонны; однако в их военных походах редко пьяных находится, а особливо на судах, ибо под тяжким штрафом запрещается им крепкие напитки с собою брать: истинно не без похвалы достойное обыкновение в таком народе, который многие прочие почитают суровым; а однако в том наших матросов далече превосходят.


Начало Донских Козаков.


В Рыбне и около оной начинают обитать настоящие Козаки, называемые по реке в отмену Запорожских, Донские; о их земском обычае достойно несколько обстоятельнее описать, в разсуждении, что об оных часто в историях (54) упоминается; то название они получили по засвидетельствованию знающих Славенской язык, от своей чрезвычайной легкости и скорости в бегу, скакания и поворотах.


Великая сила Гетмана Мазепы.


Обыкновенно примечаются они быть двоякия, но надлежало бы и третей присовокупить, а имянно: то великое число, которое под властию знатнаго их Гетмана Ивана Мазепы состоит, обитающие преизящну плодоносную землю по Московской стороне реки Днепра; сей Гетман или князь такой, которой под защитою Его Царскаго Величества, более 70000 хорошо вооруженных людей в поле поставить может, и с котораго войска он некоторое число в службу, по повелению Его Величества, поставить обязан; его столица Батурин, а владение его про- (55) стирается на несколько сот миль между Днепром и Доном, и хотя о сем пространнее в сей описи упоминать непринадлежало, поколику требовало только ко известию о различности Козаков, чтоб в западной стороне, которую они обитают незаблудиться, только надобно ведать, что сии последние прежде были вольной или Польше подданной народ и в покровительство Его Царскаго Величества здался, когда от тиранства Польскаго шляхетства быв во утеснении, вооружились, и под предводительством храбраго своего вождя Богдана Хмельницкаго, Поляков побили; но опасаясь современем противу их не в силах быть, в 1654 году, города Киов, Белую церковь, и прочие в залог своея верности Царю Михайле Федоровичу отдали, и кратко потом Его Величество с помощию Козаков овладел Смоленск, Склов, Доб- (56) ровн, Витебск и протчия места в Северии по Днепру и на Дону.


Удивительной случай над сыном Хмельницкаго.


По убиении Хмельницкаго в баталии против Поляков, избран был сын его Георгий Гетманом; но он по трех-летнем времяни свое правление оставил, почитая себе за трудность в таком многом замешательстве управлять, или опасаяся в каком либо неудачливом случае жертвою последуемаго мира с Поляками быть, как то и с прочими бывало.

Уповательно, что читателю недосадно будет несколько остановить уведомлением о его чрезвычайно переменном счастии, толь паче, что взято от достовернаго и очевиднаго свидетеля, Секретаря господина Нонителя, пребывающаго при порте Королевскаго Французскаго посла, которой Его Величеству об оном за истинное от (57) себя самаго – из следуемаго известия подал:

Сей Георг одевся в монашеское платье, хотел идти в некоторой около Киова монастырь, Поляками ограблен, и в малое время потом набежавшими Татарами из их рук высвобожден. Повели его, яко невольника, в Крым, и хотя он назвал себя Гильдешиным и в пременной одежде находился; однако опознан вероломным Козаком, которой пред тем служивал ево отцу Богдану; сей об нем заявил Хану, что он Георгий Хмельницкий; старались всевозможным образом онаго в Магометанскую веру склонить; но неприняв оную, сослали его в Константинополь, где его, яко шпиона заключили в тюрьму о семи башнях, и быв тамо с 1670 по 1677 год, выломал тогда у темницы балясину, тюфяк свой разрезав на ремни, спустился, но как коротковато было, то жестоко (58) упал и голову зашиб; однако за внешнюю стену попал и по морскому берегу скрылся между каменной горы; токмо по долгом искании его ночью фонарем паки сыскан, и бив его немилосердно палками по его уже половино-мерзлому и раненому телу в цепи заковали; но посмотрим же и на скорую с ним перемену, подобно ширме на позорище; он, которой о себе подумал быть многим несчастливее прежняго, нашелся в самое мгновение ока на такой вышней степени возведенным, какова-бы когда вообразить можно было:


Дорошенко.


По отступлении им Гетманства, избрали себе Козаки Гетманом некотораго Дорошенка, кои не надеясь на Российскую помощь, просили защищения от Турецкой Порты; но по непостоянности или по сумнительству о Турке, обра- (59) тился он с покорнейшим прошением к Царю Феодору Алексеевичу, Царствующаго ныне Его Величества Брату, которой его паки в свое покровительство принял; уведав о сем Султан, подало ему изрядной случай, чтоб возведением Георгия Хмельницкаго Козаков разделив в безсилие привесть, и как оных, так и прочих одолеть; вот случай тот, которой сего полоненаго из вонючей темницы возвел на престол и из беднаго невольника зделал Князем: и так со многим великолепием и гофштатом в Отеческие его штаты отправлен; однако не удалось такому чаду, с которым непременное счастие играло, оным возведением ползоваться, ибо некоторое число Турок, кои под командою Запорожских Козаков Полковника Цирко [Сирко? - LV] для прикрытия строения крепости Очакова находились, напали, и его со все- (60) ми имеющимись при нем людьми порубили, кроме малаго остатка, кои могли Его Царскому Величеству о том известие подать.

Так остался Дорошенко на Гетманстве, по нем был Иван Самойлович; а по странствовании сего досталось нынешнему Ивану Мазепе, которой был у преждепомянутаго Ивана Секретарем.


Все Козаки одного роду.


Оных трояких Козаков надобно почитать за один народ по-сходственности их образа, языка, домостройства, одежды, и богослужения, да можно и думать, что все оные народы и земли прежде сего под владением Российских Князей состояли, для того что их города деревни, горы, реки и пр: и поныне имеют наимянование Российское, и сторона около Украйны и Подолии Россиею называется, как то наше мнение и со многими писате- (61) лями о Московской Монархии согласуется.

Они сплошь белотелы, становиты и храбрые люди, болезни мало знают, но большая часть умирает против неприятеля или от древности, а женския персоны красавицы, благообразны, глаза темные большие; ногии руки маленькия, волосы черные, нос и рот пропорциональной, очень благоприятны, и вежливы к чужестранцам; платье носят как Турчанки чистотою и качеством по возможности, только с таким различием, что головной убор пониже, и лицо свое незакрывают, а одеяние мужское почти с Поляками равное.


Склонности их.


Натурою они благодушны и щедры и не собирают сокровища, разумны и паче других народов хитры и остроумны в воинском искустве; умеют у своих неприятелей выигрывать выгоды, скоропостижно на оных нападать, не- (62) чаянно заманивать; неменьше же храбры и готовы нескучливо претерпевать голод, жажду и всякия случающияся в войне трудности, только сожалительно, что при таких многих чрезвычайных дарованиях и качествах, они Козаки так легкомысленны и непостоянны, хотя они и сами в своих писменах и приглашениях называются верными.


Избрание Начальств.


Великие любители вольности, ибо всякой город Польши или России подданной между собою составляет малое правление гражданства, и не знают между ими природнаго дворянства, однако поддаются все одному началу, который ими единогласно избирается, и такого называют Гетманом; управляет своими Полковниками, старостами воеводами и гражданскими чиновными, и кто в оные чины избе- (63) рется, тот нелегко смеет от того отказываться, понеже часто случалось, что за тем такого почитая изменником, или недоброжелателем общей пользы смертию казнили, а Гетману самому не без страха во время несчастливаго случая в походе против неприятеля, ибо таковое несчастие обывновенно в вину приписывают ему Гетману, и должен оное несчастие платить своею головою; когда же избранному объявят чин, благодарит он собранию за оную честь, обещавая и кляняся братиям (иной чести названия они Козаки друг другу не дают) и отечеству, нещадя живота своего, верным быть и о спасении онаго усердствовать; конфирмация онаго избрания зависит от Его Царскаго Величества и чрез то он в том Гетманском достоинстве останется век свой, но кроме сего имеет всякой город своего Воеводу с переменою погодно над (64) судными их делами и для городоваго правления, котораго они называют Ясаулом; власть же его и почтение очень сходствует с древними Архонтами Афинцов, и также должен он яко глава градская итти в поле, а оным чином управляет он только год.


Должность Гетманская.


Великаго Гетмана должность есть: яко вышний судия наблюдать производство и исполнение по законам; и так как главному вождю и предводителю в их походах быть; если он по разсуждению их не надлежащим образом поступит, то безвремянно отставляют, да и умерщвляют; правда, что хотя в Гетманы выбирают Козаки, однако, как выше сказано, конфирмация зависит от Его Царскаго Величества, яко их защитителя, и хотя же они та- (65) ковые же подданные как и Россияне, однако не только при вышепомянутом правлении защищаются, но и при древних их гражданских законах и обыкновениях оставляются.

Сего ради и Донские Козаки под такою тихою державою Его Царскаго Величества никоим образом мятежи непроизводят, да так легко статья неможет, как между теми, кои под Польшею, у которых тамошнее дворянство толь часто преимущества их захватывает, от чего неоднократно к явному отпадению противу Поляков возмущались и сильными войсками в поле ходили обезпокоивая немало Поляков, да и поныне как сие пишем, еще тревожат.


Власть мужей над женами.


Между прочими дозволенными их вольностьми есть особо употребляемое ими право во осуждениях (66) к смерти и власти над женами, коих они могут от себя отрешать, не давая в том никакого ответу и без позыва к суду, но просто таким образом: ежели жена мужу наскучит, то он чрез окликателя велит многолюдству собраться на рынке и схватя свою жену за руки вступить посереди округа такою речью: «мужия, братья, верные Козаки, я сию жену несколько время (которое он упоминает) имел; она мне всегда была услужлива и верна, и кто теперь желает, может ее взять» - проговоря сие руку свою отъемлет и так от себя отпустит, а потом может ее за малыя деньги принять, либо кто из Козаков или чужестранцов; в прочем же муж безпрекословное право имеет жену свою бить и продавать*. [ * - Писано в 17 столетии, после котораго везде много произошло перемен. – Прим. издателя]


Строгое наказание за воровство


(67) Особливо же строги за большое воровство, за которое ежели только двумя достоверными свидетелями в том докажутся, казнят смертию.


Мало купцов и ремесленников.


Между Козаками находится мало художников или ремесленников, чтоб продажею кормиться; а делают только лля [для - LV] себя все, что им потребно, и хлебопашество у них презрительно; к чему по большой части употребляют невольников; сами же от детства своего упражняются Экзерциции военной в морском ходу; женщины упражняются несколько в пряденом, а мужья в грабеже Калмыцких, Кубанских или Крымских Татар, кои им всегдашние враги, а в военное время имеют войну с Турками; в прочем весьма прилежно наблюдают конские (68) и верблюдные заводы, коими пользуются в дальние походы для того, что больше с Татарами, кои все ездоки на конях, дело имеют.


Орудия.


Орудия их состоят из лук и стрел, саблей и винтовок, которыми очень скоро и метко стреляют; пушек они у себя не имеют, а пользуются только теми, кои незапными нападениями с кораблей и галер у Турок взяли.


Суда.


Суда их, кои они чолнами называют, безпалубныя и подобны Неаполитанским фелюкам или Гишпанским баркелонгам, с кормы и с носу островаты, длиною от 50-ти до 70-ти и более футов, а шириною от 18-ти до 20 [текст исправлен - LV] футов, оные снабдевают они по [текст исправлен - LV] бокам шанцами из тростника, соломы или камыша в 6, 7 и (69) 8 футов толщины, которые им в защиту груди против стрел служат; на них имеется только по одной мачте с раенным парусом, который употребляют только по ветру и то понужде, а поспевают больше на греблях, имея количеством по великости судна от 16 до 40 весел, коими они не только Татар, но и Турок скоро нагоняют и знают нечаянно на них нападать как водою так и сухим путем; ибо хотя Козаки из Дона выходить не могли, пока Азов еще в Турецкой власти состоял, однако знали же они сквозь малыя речки и ручьи в Меотическое море входить и не только купеческие корабли, но и вооруженныя галеры преодолевать, что по большой части ночью или в туманную погоду производили: ибо в иное время и малым числом пушечных выстрелов можно бы их раззорить, для того что им часто (70) случается быть в великом множестве вместе и так близко, что к поворачиванию места не имеют, из них же некоторыя суда имеют на корме и на носу по рулю или загребному веслу, и которые из них бывают очень шатки, на тех употребляют они толстые пучки камыша, привязывая оные к бортам, дабы тем себя от опрокидывания сохранить; смешно оказываются их флоты при выходе, как они своими большими и малыми значками около себя храбруются; прежде сего никаких пушек с собою не возили, потом от несколько уже лет снабдевают себя фалконетами, а по правде сказать такия шаткие суда и не могут тяжелых пушек и палубы сносить.


Образ морскаго сражения.


Туркам невеликая польза в завоевании Козацких судов, но толь- (71) ко в людях, коих они по взятии невольниками делают, и по большей части им удается в сражениях на море, ибо около берегов их едваль можно, затем что Козаки мастера плавать, а как на берег выдут, то настигать оных трудно и между тем знают дражайшую свою добычу очень искусно спрятать и все их утекающия суда утоплять а потом паки подымать. Сами же они хотя в иное время хорошо одеты бывают, ко [но - LV] когда в море пойдут, надевают на себя старыя ветоши; а Турки напротиву того идучи на войну наряжаются золотыми и алмазными вещьми, драгоценным экипажем и платьями. Пища, которую Козаки с собою берут, состоит из сухарей, копченаго мяса, ячменя и ячменной муки, и искусны из последняго готовить кашицу и кисловатое питие, которое называют они саламака; го- (72) рячаго вина или другаго крепкаго напитка они с собою возить, как о том и выше упомянуто, несмеют; если какую добычу получат, то оную, кроме золота, серебра и драгоценных парчей, для себя нехранят, но все прочее либо сжигают или через борт судна в воду бросают; также и полонеников с собою неберут, кроме молодых людей и таких стариков, за которых думают себе великие получить выкупы.

Обыкновенная их храбрость от времяни до времяни правильным расположением лагерев и военными походами превратилась в лутчую службу; понеже ныне от войск Его Царскаго Величества обучились по рядам и ширенгам строиться и оборачиваться, раздаваться, смыкаться, удваивать, поочередям стрелять и сквозь раздаваемые ряды проходить, так что нынешнее Козацкое войско в чи- (73) стоте, в поворотливом правлении ружья уже близко Немцам, Нидерляндам и прочим народам подходит, и под своими Гетманами и Полковниками свое войско распределили на полки и сотни, как пеших так и конных драгун и рейтар; идучи же боевым порядком, и при осадах Азова, Нотебурга и прочих крепостей правильно свою храбрость довольно оказали.

(Продолжение впредь).



РОЗЫСКАНИЯ

О ДОНЕ, АЗОВСКОМ МОРЕ, ВОРОНЕЖЕ И АЗОВЕ,

(с некоторыми сведениями о козаках),

УЧИНЕННЫЯ ПО ПОВЕЛЕНИЮ ПЕТРА ВЕЛИКАГО,
ВИЦЕ-АДМИРАЛОМ К.КРЕЙСОМ В 1699 ГОДУ
И ПОДНЕСЕННЫЯ ЦАРЕВИЧУ АЛЕКСЕЮ ПЕТРОВИЧУ3



(Продолжение.)


Город Азов.


(169) Азов есть тот город, который Италианцы называют Тана-Оцау-Иасак и может быть так Татарами назван, потому что Асак у них значит то, что со излу- (170) чиною, а по прежним повествованиям оной город и река Дон состояли под имянем Танаис, ибо мы находим в Италиянских бытиях, когда Генуезцы и Флорентинцы в Крыму обитали везде под именем Тана, или Асак.


Правое его положение.


Оной город в северной ширине лежит 47 градусов и 20 минут, а в длину 64 градуса и 32 минуты, у устья Дона и по южную сторону, где имеет свое падение в Палус-Меотис, или как в Российских картах названо: Азовское море; да и не знаю я по истине, чего бы ради не назвать морем; ибо оное море длиною 70 миль, шириною по средине более 20 миль, имея чрез пролив Кафской не только с Понтусом Евксином или Черным морем соединение, но и отливом и приливом сходство; однако употребление времян дает силу наимянованиям.


Начало Азова.


(171) Оставим труды по изследовании перваго основания Азова по Баснословию, якобы от Ханскаго рода и небыл ли Июлий Цесарь или Александр Македонской первые основатели онаго; толь меньше и такое доказательство , что то были самые древные Скифы из Индии или Хины; но только довольно будет, последуя древнейшим и достопамятнейшим писателям, сказать что они о Азове, так как и о других около Палуса-Меотиса лежащих городах, свидетельствуют, что Татарскаго строения и обитаемы были Ногайскими до подданства Туркам, ибо хотя Магомет Вторый, по завладении в 1453 году Константинополя, довольствовался тем, чтоб Азов в своем состоянии оставить и только годовую дань наложил, однако Султан Селим об оном весьма иное разсудил: (172) Понеже по обладании им Крыма и по принуждении Хана Мехметкерискаго [видимо, имеется в виду Мехмет I Гирей, крымский хан в 1515 - 1523 гг. - LV] признавать его за самодержца не трудно уже было Бел-городом, Очаковым и другими еще городами у устей Дона, Днестра, Буга и Днепра овладеть также все, что около Палуса-Меотиса лежало, в том числе и Азовом, которой был знатным купеческим городом во время, когда христиане под Говерд Булионом Боудевеином и другими Князьями большею частию около Понтуса Евксинуса или Чернаго моря завладели и в Крыму городами: Кафы, Балаклавою, Керчью и прочими владели, кои от части Генуезцами и от части же Флорентинцами были населены, от чего и поныне Спинольскаго и прочаго роду в тех местах живут, а сверх того имеющияся поныне тамо надписи над вратами и церквами ясно то доказывают; ибо чрез пролив (173) Кафской к Азову непрестанно плавали с купеческими товарами, а наивяще Венециане из Натолии, Персии и Индии приезжали менять фрукты, соленую и копченую рыбу на всякой хлеб, рухлядь и прочие товары, кои по Дону из Москвы привозили, и Генуезцы, Венециане и Флорентинцы имели в Азове, Кафе и других местах своих Консулев, но с того времяни, как оной город попался в руки Туркам, оной дорогой торг пресекся вовсе из некоторой статской политики, не хотят терпеть, чтоб по Меотическому морю, около котораго Татары обитают, богатые купеческие города были, опасаяся, что их городам при Черном море чрез то нетолько подрыв зделает, но за дикостию и непостоянством Татар легко и ограблены быть могут; сверх того и всегдашняя ненависть Турок против Крымскаго (174) Хана, чтоб он неусилился, того не допускает, и так от Днестра до Дона на разстояние более 60 миль ни одного купеческаго города, котораго знатным назвать можно, ненаходится.

В таком состоянии остался Азов наподобие простаго только места для торговли съестными припасами, маслом, сыром, соленою икрою ипр. а притом и малой рынок для невольников однакож был обнесен хорошею стеною и с некоторыми башнями по край реки, которая сквозь город течет и оной на двое разделяет; в таком образе находился Азов по 1569 год, когда несчастным случаем раззорен вовсе.


Султана Селима помышление, чтоб реку Дон ввести в Волгу.


Султан Селим, имея давно намерение начать против Персиян (175) войну, вздумал нечаянное надежнее то произвесть, перевозом своего войска к Каспийскому морю; а туда дойти нельзя было кроме из Волги, того ради предприял зделать прорез между оной реки Дона, чтоб таким образом мимо Азова из одной вдругую войти, чтоб ту работу поспешнее исправить, собрал он великое число лопатников и для прикрытия оных военных людей; точию оную работу совершить препятствовали ему Российское и Козацкое войско, которое скоро к тому подоспело; ибо Царь Иоанн Васильевич не пожелал такого сильнаго соседа, чтоб тамо вгнездился и таким бы образом Астрахань, которая в 1554 году им была взята, стеснял Турок, видя в том такую себе неудачу, вознамерился в 1569 году во чтобы нистало Астрахань завладеть; собрал весною войско, состоящее в (176) 300,000 человеках, с воторым [которым - LV] он из Константинополя пошел с подкреплением 40000 Крымских Татар; оная сила прибыв к Азову и около онаго взяв отдохновение и снабдя себя всяким хлебом, мясами и прочими съестными и военными припасами, отправилась к Астрахани, но храбрым вооружением Россиян под предводительством Воеводы Серебрянаго так отогнаны, что оное сильное и великое войско нетолько безплодно, но и с уроном нескольких тысяч побитых и взятых в полон, принуждено было отступить, а потом настали дожди и проходя худыя дороги, терпели голод, болезни, а напоследок явилась моровая язва на людей и на скотину так, что ни десятая часть туда, откуда оно вышло, возвратиться немогло, и из них великое множество больных и раненных было оставлено (177) в Азове, которые тамо со многими тамошними поселянами бедственно в развалинах и в Дону погребены от взорвания нескольких сот тысяч фунтов пороха, чрез что город и замок до основания раззорились; однако Султан повелел Азов немедленно паки выстроить, неошибаяся во мнении своем, что Иоанн Васильевич, коего оружие всегда непобедимо, обладав однова ключем Дона сквозь пролив Кафы, мог бы скоро в Черное море войти и его самаго в Константинополе посетить, по возобновлении же строением Азова и со укреплением разными крепостьми не полагался уже в защищении онаго, как прежде бывало на Татар, но определил в нем доброй гарнизон из Янычар и других Турок, оставя притом же завсегда несколько легких галер и чаек, чтоб набегаемых Козаков перенимать, и (178) Отоманской Порте удалось очень долго Азовом спокойно владеть за нашедшею войною с Лифляндцами и Поляками и за воспоследовавшею смертию Царя Иоанна Васильевича, а потом и внутренняго в государстве смятения, пока напоследок в 1637 оной город Козаками взят, как о том ниже сего пространнее описано будет.


Описание происхождения Козаков.


Но безсомненно для читателя надобно будет о состоянии Козаков несколько предупомянуть, чтоб основательнее уведать, каким случаем то завладение сделалось. Они были до времени Стефана Батори, Короля Польскаго, немногим лучше диких Татар в грабеже Турок не только на Черном море, но и на матером берегу городов и будучи тогда в такой знатности завладев, ограбили между прочими Трепизонт, (179) Синоп и пр. Король Батори разсудя, какую пользу оной народ ему на границе Российской и Крымской принесть может, ежели бы в регулярное войско превратить мог, дал им от себя полководца с такою вольностию и уполномочиванием, чтоб в нижние чины собою производить, и пожаловал их [им? - LV] город Тетримеров с подлежащею землею, лежащею на Днепре, да сверх того уволил от платежа некоторых акцизов и податей, но понеже большая часть их Казаческаго [sic! – LV] войска состояла из пеших, то придал им 2000 рейтар, которые за тем что на жалование их четвертую часть из своих доходов присылал, назывались квартиани, подобно как и поныне такие Рейтары квартианами называются; сии воинские люди охраняли Польския границы против Татар таким образом, что спокойно можно было около (180) Брасславы, Киева, Бара и в прочих местах хлебопашество и купечество производить в краткия лета сильно умноживши они обитательством по Днепру и на Днепре, зачали помалу своею работою промышлять и более земли под пашню захватывать; но в 1587-м году по раздражении их Польскими дворянами публично взволновали; однако взятием в полон и отсечением головы их полководца Подокова вскоре усмирены; точию в 1596 году, когда Сигисмунд Королем Польским зделался, тогда Козаки с вящшим стремлением возстали, ибо как им по замирении с Турками запрещено было по прежнему своему обыкновению на Черном море грабежи чинить, то от сего воздерживались; но напротиву того всею силою нападали на Польскую Россию и Литву, с неописанною наглостию, грабежем, смертным убивством (181) и зажигательством, под предводительством некотораго из их Полковников Наливайка; сего ради Поляки пошли к ним на встречу добрым войском; Козаки же не удаляяся друг от друга под Белою Церквою, побили Польское войско так, что принуждено было обратиться в бег; однако полководец их Толкичюски, храбрый и весьма искусной воин, справясь, стал побивать Козачьи малыя партии и напоследок в такую тесноту загнал, что, дабы избежать смерти, принуждены были своего Полковника Наливайка выдать, которому так как и его предку, голову отсекли.


Второе возстание Козаков.


В 1637-м году воспоследовало второе возстание Козаков, чему причина была, что Польскаго шляхетства некоторым знатным от Короля пожалованы или (182) иным образом ими куплены были многия земли в Украйне и других местах, в которых Козаки свое пребывание имели, и дерзнули столбы свои выставливать, и так как с своими рабами и крестьянами привыкли поступать, налагая на них десятины и тяглы, и хотя Козаки на все сие приносили ко Двору жалобу, однако Польские шляхтичи знали Короля своего против их возбудить такою речью, что уже время-де бунтовщиков усмирить, и для того бы на некотором месте, называемом Кулан на Днепре построить сильную крепость, дабы чрез то пользование ими той реки и утечку в свои укрывательныя места возпрепятствовать. Козаки догадавшись к чему то клонило тотчас собрались к препятствию сего и разбили Французскаго Полковника Мариона, которой там с 200 человек оставлен был (183) для прикрытия работников, так что ни единой животом неспасся; но когда увидели, что (Польской) полководец Коннеспольски, со всем войском подступил, то они Козаки в великое сомнительство пришли и обвиня своего начальника Савалтаховика изменником, в куски разрубили, а на место его определили некотораго Паулуруса или Паулука, мужа смелаго, однако не искуснаго; в таком состоянии будучи, напал на них Фелдмаршал Потоцкий, и побив нагнал достальных и заключил в город Боровиц; чрез что они тотчас в такой безпорядок пришли, что принуждены были сего Паулука и четырех других Полковников выдать под обещанием их в живых оставить; однако Поляки в слове своем не устояли, но в Варшаве всем головы отрубили.


Сдались в защищение Российское и Хану.


(184) Козаки таким образом ослабев и будучи в разсеянии и загнании, нашли себя в таком бедном состоянии как никогда прежде небывали; ибо сверх оных несносных злоключений, пожалованные Королем Степаном Баторием прежния преимущества и военную станицу Тетримерову у них отняв, отдали оставшимся другим Полковникам, и кратко сказать, в состояние приведены подобно Польских крестьян и немногим лутче рабов, и затем некоторые из них, чтоб оное иго избежать, здались в защищение Царю, а другие Хану, желая лучше все свои земли оставить, нежели так в презрении и во утеснении жить; иныеж, яко отчаянные люди, ни в которую сторону резолюцию свою взять не могли, и окопались по другую сторону Днестра так сильно, что (185) целые два месяца от всех нападков против Поляков оборонялись и своим неприятелям такой чрезвычайною вред чинили, что Полководец Потоцкий принужден был с ними вступить в мирные договоры; однако оные как и все прежние тотчас нарушили и все их Козаческие полки жалование и все вновь данныя преимущества и вольности уничтожили.


4000 человек Козаков отходят.


Оное иго многим несносно было и паче прежняго стали себе искать прибежища в других странах и 4000 человек из разумнейших Козаков будучи в таком житии нетерпеливы, заключили счастие свое искать в военной службе, и собрався с женами и детьми, вознамерилися себя представить Персии, которая тогда противу Турок имела войну. Та- (186) ким образом перешли они по обыкновению своему в обозе более 120 миль чрез земли Крымских и Ногайских Татар, с которыми они часто имели сражение; а напоследок дошед к Дону, встретили их Донские Козаки 3000 человек с благоприятствием и от дальнаго похода отговорили, как сказывают сей речью: «братия, хотите вы от воды бежать в огонь, предатися лютости Турок нашим смертным неприятелям и более несчастливыми в руках их сделаться, такоюж дальною и опасною дорогою чрез Дагестан путешествовать, неведая будете ли приняты, да еще когда легкомысленные и непостоянные Персияне заблагоразсудят с Отоманскою Портою заключить мир, то вас могут предать на жертву; нет! нет! братия, оставайтесь у нас; мы имеем довольнаго запасу для ваших семей и (187) на что в такой дальной и опасной поход итти, и того искать, что вы здесь безсомненно найти можете, ежели друг другу будем верны; вот тамо лежит Азов; если оной завоюем, то кроме что добычу найдем, откроем и дверь для нападения поволе нашей в Меотическое море, Крым и Черное море, и в один поход более получим, нежели вы чрез всю свою кровавую службу от Магометанского Шаха достать можете.»


Соединяются с Донскими.


Запорожские Козаки разсудя во общую в том прибыль на то согласились и вскоре потом соединенные Козаки под Азовом оказались, в котором состоящий в 3000 и до 4000 человек гарнизон тому предприятию посмеялся; однако неприятели их свои подкопы днем и ночью так прилеж- (188) но производили и сквозь мушкетные янычарские выстрелы так безстрашно продрались, что вскоре оставя город, ретировались в замок, и храбрость оных Козаков такую страсть в них вогнала, что вскоре потом здались, не смотря на то, что они Козаки не более четырех фалканетов при себе имели, с которыми им никак нельзя было стены проломать. Город ограбили; однако при том не умедлили всякое распоряжение учинить, чтоб оной защищать, ведая какая нужда состоит во владении устьем Дона.


Препарация Амурата к возвратному завоеванию Азова.


Как скоро Султану Амурату о потере Азова весть дошла, угадывал он легко, что соединившиеся Козаки когда похотят на его нечаянно и в серале напасть (189) могут, повелел своему Дивану подумать о средствах, чрез которыя можно было оной знатной город и замок Дона наискорее назад взять, и для того немедленно чинены были приготовления, однако за нужными исправлениями в войне с Персиянами, против которых всею силою старались ту войну производить поостановилось, а при том чаяли малаго быть труда тех Козаков из Азова выгнать, не представляя себе какого сомнения, чтоб они помощи из Польши или России получить могли, потому что оба с Портою состояли в мире, и нелегко оной мир для Козаков нарушить; однако то не вовсе по штатской политике можно бы было утвердить: ибо ежели другие какие резоны помянутых Держав неудерживали оным Козакам на помощь итти: то какое бы сомнение более осталось такую погра- (190) ничную стену против Татар и Турок своею помощию подкрепить.


Ибрагимом паки начаша.


Как бы то ни было, однако Козаки остались спокойными владетелями Азова, даже по воспоследованию Державы Султана Ибрагима, которой в 1641 году пользуясь совершенным миром, понудил оную осаду со всею ревностию препоручая Пиали Агу, города содержателю арсенала, яко много искусному и в храбрости опытному мужу, которой недавно пред тем был в Капитаны-Паши произведен, Адмиральство над флотом, состоящим из 45 галер и великаго числа галиотов, фюстов, чаек и других судов; сухопутное войско подчинено было команды Силийстрийскому Паше Гусеин Делиш и состояло из 50,000 Крымских Татар, 10,000 Черкас (191) 20,000 Янычар и 20,000 Спагов, кроме еще великаго числа Молдавцов и Волох; в городе находилось небольше 1400 вооруженных человек и 800 женщин, кои достойны к причислению в гарнизон; потому что оне в защищение Азова немалую славу заслуживали; Пиали Паша отправясь наперед со флотом, имел такое несчастие, что принужден был недоходя в 8 милях до берегу, остановиться за мелями, которых нельзя было проходить без самых искусных Лоцманов; и так ему неможно было стрельбу с галер с пользою производить, сего ради заблагоразсудил корабельных солдат высадить на берег потом первые три стены, кои город окружали, ужасною силою и со многих сторон атаковал; неимоверною храбростию оборонялись и на приступах, которые продолжалися семь дней кряду, от 5 до 6000 (192) Турок побито, да 2000 Янычар, кои на одном больверке храбро стояли и окапывались, на воздух полетели, понеже женки неустрашились мужьям своим приносить нетолько пищу, питие и порох, но сами на приступающих бросали смоленые кружки и прочия огненныя материи, так, что столько того как и ядер боялись, и напоследок ни обещаниями, ниже угрозами и побоями к продолжению дальной атаки нельзя было понуждать толь меньше, что уже и дневной пищи у них стало надоставать.

Еще наивяшщее затруднение стало оказываться в Татарской и Турецкой коннице, которую как покушались в Российских областях фуражировать отбили, дабы Царю неподать резону или поводу, в обратное отмщение послать Азовским помощи. Паша Илистрийский [Силистрийский – LV] опасаяся от всего (193) сего какого смятения разсудил за лучшее, чтобы оное войско употребить к делу, повел сам как конницу так и пехоту на приступ, но Козаки подвели к стенам своим так хорошо подкопы, что Турки нигде безопасно быть не могли, чтоб окопаться; к томуж женщины и дети днем и ночью до поту лица своего и безбоязненно трудились; на таких многократных приступах они Турки издержали почти весь свой порох и за тем принуждены были целыя десять недель без действия стоять, чрез что осажденные получили себе отдохновение и от понесенной в таких непрестанных оборонах и караулах трудности поправились.


Стараются осажденных к сдаче подкупить.


Турецкой полководец видя, что за такими многими недостатками осаду продолжать силою нельзя, (194) вздумал покуситься обещаниями и деньгами их склонить, и для того послал от себя в город Мегемет Агу с стороны Пиали Паши Дакурт Агу и Чехом Агу от имяни Хана, чтоб чрез таких знатных мужей и дачею в тот час 12000 червонцов, а потом еще по опростании города 30000 червонцов к здаче города склонить; однако они всех тех Агасов с доброю приимчивостию и вежливостию в зале позадержали, отослали их обратно без всякаго ответа, изъясняясь только словами: «поклонитесь вашим господам и повелителям и скажите им, что мы имеем пищи, оружия и фуражу довольно, чтоб в честных людях остаться».

Вскоре после отпуску Агов, учинили козаки вылазку на Турок, кои по притворству козаков якобы от страху стали уступать за ними множеством погнались и (195) тогда по данному сигналу три подкопа вдруг подорвали, чрез что более 1500 Турок и Татар пропало, так что потом за оными козаками, кои их часто по ночам посещали, никогда уже несмели гнаться, в каком бы малом числе они ни приходили, к томуж и нималаго известия о истинном состоянии от осажденных получать не могли, ибо никто из козаков к ним не перебегал, а хотя из них кто и в полон к ним попадал, однако никакими обещаниями имучительствами чего выведывать не могли, и чаяли Турки, что несколько тысяч в городе было, но и сотней необреталось, также по счастию осажденных Татар, кои выше Азова расположились, очень неосторожно и непорядочно караул содержали и за тем не воспрепятствовали при темноте свежее войско в город вводить.


Подвоз в Турецкое войско.


(196) Не по долгом времени недостаток у Турок наградился получением от Алаксаса Аги, Мегемета и прочих на шести скороходных барках двадцати весельных великаго множества пороху и другой военной амуниции; в самоеж то время прибыл и Ассах Паша со изобильным провиантом из Очакова, чрез что Турки, ободрясь, жестоко напали на бастион имянуемой Цобракол, на котором было 14 пушек, а до того еще широкой пролом сделали; сражение было жестокое, а наивящше Янычарами, и напоследок оным бастионом обладали; но как 300 человек козаков помянутою дорогою в город придти подоспели, то не дали Туркам тамо вгнездиться и на них такою храбростию напали, что принуждены были тот бастион оставить, да они же козаки паки обладали и потерянныя (197) пушки, хотя то не без знатнаго урону осажденным было; ибо Турки в том выиграше и проигрыше лишились 7000 человек, Молдавцов 300 и Волохов 200; большая же часть из них истребилась от подкопов и бросаемых в них огненных материй.

Понеже Турки почти везде принуждены были острее схватывать, хотя по истине как храбрые солдаты поступали; то от того войско их больше половины умалилось; ибо не смотря на то, что великое множество Татар в лагере находилось, но большею частию из конницы состояло и будучи при такой осаде, что нельзя было проходы застанавливать или противу какой неприятельской конницы итти было им более не в пользу, нежели в пользу, и пищею сильно оскудали, а к тому неможно было их принудить с прочими пешими на приступ идти.

(198) Как же сию осаду медлительно и непроворно стали производить, то между ими недоверность, отчаявание и голод так начали умножаться, что уже ничего с поспешностию предвосприять не могли; быка, котораго прежде покупали за один, не могли уже доставать за 20 пистолей, да и то с нуждою; барана покупали по 3 пистоли, а ячмень сколько лошади в день искормить ценою было в один ефимок; годовое время стало приходить к концу и дождь, ветр и стужа произвели в них разныя болезни, все то такое журчание и сетование в народе причинило, что Силистрийский Паша принужден был о бедном состоянии лагеря уведомить своей Порте, и просить присылки на помощь людей, денег, съестных и военных припасов за подписанием всех Пашей, точию учиненной на то от Великаго Визиря (199) ответ сходен был понудительному и гордому письмецу, каково послано было к Марки Спинола при осаде Бреды, когда он просил у Короля Филиппа подвозу, кое и состояло только в трех словах: Марки возьми Бреду, а сему Паше сообщено было: возьми Азов, или потеряй голову; по таком уграживании заключили генеральной учинить приступ, но как сей таковоже несчастливо окончался, как и прежние, то заключили во все отступить и отослали утомленных людей Октября 2 дня 1641 года в ближния места на зимния квартиры.

Первое известие о оставлении Азова показалось Турецкому, Российскому и Польскому Дворам более баснею, нежели истинною повестию; ибо оной город в то время далече не таков силен был, нежели в 1696-м году, когда Его Царским Величеством взят и (200) 4000 человек осажденных в нем было; однако отчаянная храбрость Козаков без ожидания какого сикурса, такую жестокую осаду могла выдержать, отстоять и преодолеть. Из Янычар в сей осаде потеряно 8000 человек, а из Шпагов 3000 и почти толикого же числа Еманов и Гигебав с Молдавцами и Волохами, из которых много утекли так, что в войске 20000 убыло, из Татар найдено 7000 человек убитых и потерял Пиали Паша при отступлении со флотом 3000 избраннейших Янычар.


Паша Силистрийский удерживается от Константинополя.


Паша Силистрийски отступя с своим лагерем, не посмел тотчас явиться в Константинополь, опасаяся несчастливой удачи сей осады головою своею заплатить, но поворотил к Козлову, чтоб (201) оттуду итти в Беслей, Х[ан? - LV] тамошний принял его изрядно и три дни сряду подчивал от него с 1500 провожатыми избранных и старых солдат страха ради от Козаков отправился в Килбор и 12 дней сильною бурею задержен был, где он получил известие о смерти Ханской не без чаянности, что чрез его средство ядом умерщвлен, дабы худое окончание осады Азова на умершаго свалить.


Новое предприятие Султаном Ибрагимом против Азова.


Несчастливое окончание помянутой осады непрепятствовало в последуемом 1642-м году паки возобновить. Ибрагим восхотев вяшщею силою и надежнее оную предприять, заблагоразсудил все междоусобии как с Цесарским, так с прочими Дворами к концу привесть; к сему руку подали (202) поздравлении и праздновании, кои ежедневно случались для рождения перваго Султанского наследнаго Принца, понеже по то время о Ибрагиме всенародно думали, что он безплоден, потом и устрашаемым опасностям, кои уже стали являться от домогателей Оттоманской короны, дорога пресеклась таким образом, что уже Султану спокойным сердцем можно было осаду Азова продолжать. Римскому Цесарскому Посланнику Барону Квестемберху, которой по то время никакого удовольствия получить не мог, тогда все по его жалению акордовали.


Поступки Дивана с Российским Посланником.


Турки таким образом с Цесарцами помирясь, Диван определил Российских Посланников Илию Даниловича Милославскаго и Лиондо Лазаро, которые с разными требованиями о удовольствии (203) прибыли, допустить и им некоторое затруднение представить: ибо по отправлении своей должности поздравлением рожденнаго наследнаго Оттоманскаго Принца первой Визирь при благодарении своем сообщил им великой реэстр жалобам, а между прочими наивяще о Азове, яко бы одни только Россияне причиною были, что город Азов в Козацкия руки попался и паки Турками не взят, что Его Царскаго Величества подданные людьми, съестными припасами и военною аммунициею им вспомогали, что без того Азов давно бы уже взят был, что оными Козаками Султанов Чауш Мегемет Шелеби, с шестью персонами его товарищества убиты и лошади их со всем богажем ограблены и тоже бы с братом его Мустафою Шелеби було учинено, ежели бы побегом неспасся и во всем оном требовали удовольствия.

(Продолжение впредь).



РОЗЫСКАНИЯ

О ДОНЕ, АЗОВСКОМ МОРЕ, ВОРОНЕЖЕ И АЗОВЕ,

(с некоторыми сведениями о козаках),

УЧИНЕННЫЯ, ПО ПОВЕЛЕНИЮ ПЕТРА ВЕЛИКАГО,
ВИЦЕ-АДМИРАЛОМ К.КРЕЙСОМ В 1699 ГОДУ
И ПОДНЕСЕННЫЯ ЦАРЕВИЧУ АЛЕКСЕЮ ПЕТРОВИЧУ4.



(Окончание.)


Ответ Посланников.


(471) На сие Российские Посланники учинили ответ: «что с великим удивлением и весьма странно принуждены слышать требование удовольствия от Его Царскаго Величества в том, что за границами не Его Величества подданными, ниже с ведома или сообщности, наименьше же повелением или приглашением около Азова случилось. Султану или главному Визирю и Дивану безъизвестно (472) быть не может, что его Царское Величество дерзновению козаков не только никакой подпоры неделал, но паче старался воспрепятствовать, чего ради и посылал своих посланников в Азов Богдана Ликовича и Станофия Борола, по обратном же их безплодном приезде туда посылан был Михаила Саскон, кой со всеми при нем имеющимися на дороге найден убит, вяще же того без резону требуется от Его Царскаго Величества удовольствия за Мегемета Шелеби: ибо Его Величество их Государь во всем оном учинил чего бы не токмо от добраго союзника и соседа, но и кровнаго брата можно было ожидать и по посылкам разных почталионов со многою трудностию изведал, что помянутое убивство и грабеж не в его области, но из Польши учинены, не Россиянами или поддан- (473) ными козаками, но Запорозцами по другую сторону Днепра, и кажется такия требования только для того чинятся, чтоб предупреждать праведныя жалобы и требования праваго суда, о чем они Посланники письменное повеление имеют Великому Визирю и чрез него Султану Ибрагиму самому представить, чтоб он Великой Государь благоволил бы поправить умаление учиненное Его Царскому Величеству к отмене высокодостойных Императорских титулов чести, кои даются от всех Держав, с которыми Его Величество в союзе и в добром соседстве или дружбе живет, каковы Султаны Его Высочества Светлейшие предки никогда не оставляли и в самое военное время. Сверх того не токмо прося, но и требуя, чтоб Султан благоволил Крымскаго Хана, по силе точных (474) артикулов обшаго союза к ответу принудить во многих раззорительных нападениях, учиненных его Татарами в землях Его Величества подданных под предводительством известных начал и Мурз, о чем не смотря на многия жалобы ни малейшаго удовольствия еще неполучено, и то де весьма иное, нежели что от Его Царскаго Величества требуется, чтоб отвечать в том, чего некоторыми лесными разбойниками чужими и неизвестными людьми во области Великаго Государя или Хана учинено, напоследок Его Величество их Государь как то принесенными письмами засвидетельствуется, в твердом намерении состоит такие союзы и дружбу ненарушимо содержать, каково между обоими заключено, ежели и с Султановой стороны тоже последует, а иным образом, если Его Вели- (475) чество так крепко за свое слово руки не держался, то не только тогда, или и еще бы мог козакам в Азов на помощь толь сильно притти, чтобы Порта Оттоманская всею ея силою водою и сухим путем не могла оным городом овладеть, но поныне ни малейшей помощи или подвозу ей не дает.»


Диван склоняется на все требования Российских Посланников.


Диван приняв во уважение оной бодрой ответ, не разсудил более в том понуждать, но напротиву того, просил Посланников дело к такому концу привесть, чтоб дружба между обеими державами продолжалась и умножалась, упоминая притом, что впредь от Султана в письмах к Его Царскому Величеству требуемые Императорскаго достоинства титулы надлежащею формою даваны будут.

(476) В тот же час стали чинить приуготовления, чтоб осаду Азова с вящшею силою и важностию паки предприять, козаки о сем услышав все крайне старались с своей стороны к храброму сопротивлению приготовляться, а с другой стороны если можно Его Царскаго Величества к помощи склонить, обещая себя и с городом в руки Его Величества отдать с показанием преизящной великой пользы, какую Россия от того себе получить может.


Старание Князя Молдавскаго, чтоб Царя от Козаков удержать.


Сему Князь Молдавский Матфей Лупулус противится, опасаясь с одной стороны своих земель, ежели зделается война, а с другой стороны хотел своею услугою Оттоманской Порте конницею свое Княжество и голову соблюсти; ибо обе сии важности его принудили (477) то учинить за тем, что от некотораго уже времяни он под сильным сомнением был, что Польской короне тайно склонен, стал представлять, какую опасность Российское войско имеет претерпевать от глада в случае малейшаго несчастия, понеже де из неприятельской Черкасии Мингрели ничего достать будет нельзя и известно де каковы вероломны, непостоянны и упорны Козаки, и что Польша совершенно страсти и ревности ради возстанет, кроме де еще великой силы Турок, а напоследок сей Молдавец такую еще хитрую прикрасочку прибавил такими словами: «великой де Государь клялся своему пророку (лжепророку), ежели Россияне козаков подкрепят, то всех исповедывания Греческой Веры во всей его области искоренить» а притом как были употреблены некоторыя другия старания; то (478) при Российском Дворе заключили, на оное дело смотреть без всякаго подвига.


Гусейну Пашу отставка.


Между тем Турки вооружением своим совсем изготовились и Пашу Пиали, о котором разсудили, что он в прошедшем походе 1641 года нехорошо поступил, отставили, а на место его Адмиралом определили перваго Визиря с сохранением перваго его достоинства, и то было такое дело, что коль долго Турецкое Государство стояло, никогда неслучалось, хотя иным образом часто случается, что повелением Султанским из вышняго в нижний чин определяются не в безчестие их, как то и в самое тоже время зделалось, понеже при отставке Гусеин Паши Силистрийскаго, на место его избран Мустафа Паша Египетской, которой почитается выш- (489 - сбой в нумерации страниц - LV) ним изо всех Пашей Турецкой области; оное же зделалось над Гусеином не по причине его худаго поступка, но от разгласия во умерщвлении ядом Хана, с коими детьми и братьями Султану неугодно было в несогласие придти: сего ради велел помянутаго Пашу отставить и сослать в ссылку, да и чуть бы голову не потерял, ежелиб Султанова мать его не защитила.


Мустафа Паша на место его с совершенною властию надо всем.


Новый полководец Паша Мустафа отправился повелителем не только над Янычарами, Слагами [спагами - LV] и Татарами, но и над Молдавцами и с Семиградцами, кои в великом числе на жалованье Султанском служили. Турки поспешно поход свой продолжая, стали приближаться, а Козаки в Азове не возмогши никого к себе в помощь (490) склонить пришли в робость, чего ради заключили заблаговременно и недопуская до препятствия в том смертию жен и детей город разграбить, стены и башни подорвать, а достальное предать огненному пламени. Все то неимоверною скоростию соверша весьма с великою добычею оттуда вышли, а Мустафа Паша уже несколько опоздал во одержании города и чтоб за ними погоню учинить, с другой же стороны немалое счастие Туркам было, что Козаки так скоро отправились, понеже на флот, в котором большая часть съестных припасов и осадная артиллерия находилась такая сильная буря во устье Кафы напала, что оной, ежелиб по счастию неудалось скоро в Константинопольскую гавань паки возвратиться, вдруг бы раззорился и в сухопутном войске скоро бы во всем недостаток претерпели. (491) Флот, состоящий из 38 больших галер, кроме еще большаго числа поменьше судов, напоследок к Азову прибыл и Паша Мустафа заблаго разсудил оной город, сколько можно от нападения Козаков или Россиян, ежели на то отважатся во оборонительное состояние привесть точию неимея налицо ни лесу, ни камня, повелел разломать четыре галеры, кои в большой негодности состояли, чтоб из них сделать брустверины, полисады и штурмовые палы, а при том иметь дрова на сжение кирпича и извести так дорого обошлося Турку возвратное взятие Азова.

Удивился Мустафа, что ни единаго жителя в городе не нашел, кои все вышед в ближния места расположились, ибо они не только стены и башни, но и большую часть домов в развалины обратили, и нежилыми сделали; одна- (492) ко Паша приманил обратно многих Козаков приятным позывом со обещанием защищения Великаго Государя и платежа за их работу. Таким образом вообще трудились развалины разбирать и лучшия места под жилье выбирать и тем оной год кончился; со удивлением Ибриаму [Ибрагиму? - LV] приятно было оное взятье, якобы другим Вавилоном или Родусом овладел и подлинно не прежде, как уже по потерянии Азова они прямо узнали, какая польза и нужда и коль много стоит оной в своем владении иметь; сего ради и не медлил в последуемую весну нетокмо опустошенное и разваленное паки исправить, но и новыми укреплениями по новому образцу крепостнаго строения укрепить; а еще знатнее и оборонительнее потом приведено во время Магомета четвертаго, когда в 1672 году Царь Алексей Михайлович царствую- (493) щаго ныне Государя Родитель, от него оной Азов, яко законной по наследию город назад потребовал чрез своего Посланника Давыдовича, которой был бодрой и смелой человек и несколько раз к Порте посылан бывал. Сей довольно знав Турецкия хитрости в задерживании и медлении опросами ища в том своей пользы, старался оной долго протяжной нитяной клубок пересечь, таким образом отказывался первому Визирю свои верющия письма и посланничество объявить, а домогался только то учинить в Диване, где он представился и оборотяся к окну, чрез которое Султан слышать и видеть может все, что в Совете происходит, подал в руку Визиря письмо. Но Магомет на требования Его Царскаго Величества пренебрегательно и такими непристойными словами письменно отказал, что вскоре потом (494) между обоими державами дошло до войны, по утишении которой Азов оставался в руках у Турок, поколе оной город в 1696 году храбростию и предводительством Его Величества Государя Петра Алексеевича у них силою не отнят.

______

Использованные источники

1. ОТЕЧЕСТВЕННЫЯ ЗАПИСКИ. № 53. Сентябрь, 1824. С.295 - 318.

2. ОТЕЧЕСТВЕННЫЯ ЗАПИСКИ. № 54 - 55. Ноябрь, 1824. С.46 - 73.

3. ОТЕЧЕСТВЕННЫЯ ЗАПИСКИ. № 54 - 55. Ноябрь, 1824. С.169 - 203.

4. ОТЕЧЕСТВЕННЫЯ ЗАПИСКИ. № 54 - 55. Ноябрь, 1824. С.471 - 494.


При использовании материалов с данного сайта ссылка на него не обязательна, но желательна : )


  Главная   Статьи  


Используются технологии uCoz