ПАПАКОМА - забытые страницы истории Северного Приазовья


  Главная   Статьи  


Австрийское описание Мариуполя 1851 года


Австрия. Дирекция административной статистики, Министерство Торговли - 1851

Мариупольский округ [District von Mariupol] на Азовском море по сообщению Генерального посланника [Австрийской] Монархии в Мариуполе


Когда в 1774 году русское оружие добилось доблестной победы над турками и крымскими татарами, некоторые греческие общины во главе с их митрополитам Игнатием, живущие там с незапамятных времён под гнётом татарских ханов, обратились к царице Екатерине II с просьбой оcвободить их от гнёта татар и поставить под защиту её короны. После переговоров с ханом Гиреем согласно царскому манифесту от 21 мая 1779 года греческие общины были вырваны из их положения и поставлены под опеку России.

Екатерина старалась всё сделать для улучшения их положения, чтобы поощрить их за их терпение. Для этого им отрезали для поселения достаточно земли в Азовском районе [Azow'schen Districte]. Из царских средств были выплачены долги, налоги и контрибуции татарскому правительству. Каждая семья получала, кроме того, быков, лошадей и других животных, пригодных для сельского хозяйства, орудия труда для хлеборобства и семена, а также небольшую сумму русских денег.

Чтобы поддержать новых колонистов, им обещали свободу на 10 лет от уплаты налогов или возврата долгов русской короне. После этого срока должны были отдавать: купцы - 1% их капитала, ремесленники и граждане 2 рубля за семью; кроме того, каждый колонист платил, несмотря на свободу от подушного налога, по 5 копеек за каждую десятину обрабатываемой земли. С другой стороны, все члены общины освобождались навсегда как от военной, как и от любой государственной службы, кроме размещения одной ночёвки войск на их территории на одном марше. Каждая община делилась на три класса - купцов, рабочих [мещан? ремесленников?] и крестьян. Они имели право сами выбирать глав общины, у которых были дополнительные привилегии.

Около 10000 крымских греков воспользовались этими прекрасными привилегиями, взяли с собой всё, что им было дорого, оставили [свои] дома и очаги и последовали зову Высшего Провидения в Азовскую провинцию, где им царским Указом от 22.10.1779 года выделили 1 287 375 десятин лучшей и плодотворнейшей земли между реками Солёная, Берда и Кальмиус.

Они определяли места своих поселений по признаку своих занятий. Крестьяне основывали деревни в степях, а купцы и ремесленники создали город. Он возник в 300 шагах от моря на правом берегу Кальмиуса, на невысоком холме. Немногочисленные хибарки, построенные из глины и земли и покрытые сеном и корой деревьев, служили жильём, а деревянные бараки [Baraken] - магазинами. Немного [времени] спустя ещё около 400 других семей того же происхождения пошли по стопам их родных и друзей.

Таким образом, возникла новая свободная от гнёта жизнь, процветанию которой способствовали привилегии, плодородные земли, близость моря и хороший порт для самых больших судов, чтобы сбывать излишек продукции.

Уже более 70 лет прошло с тех пор, как эта колония была основана. Для её развития правительство сделало всё, что только возможно, и ожидало поэтому соответствующих плодов. Но единственно незнание и суеверность греков Мариупольского уезда, которые не стремились стать работящими, разбили эти прекрасные надежды. Прежняя жизнь по соседству с татарами является причиной лености, которая передаётся от отца сыну по наследству. По их природной склонности они поначалу занялись овцеводством и выращиванием пшеницы, т.к. близость моря обеспечивала выгодный сбыт легко полученного продукта. При всём этом было бы желательно, чтобы выбранные главы их общин состояли из людей, одарённых образованием, интеллектом или хотя бы природным разумом и правовым пониманием, чтобы избавиться от мешающих общественности предрассудков и подстегнуть разумными средствами рабочую жизнь. Старания такого рода видны в колонии менонитов на реке Молочная [Moloscina], где жизнь процветает. Но главы греческой общины злоупотребили своим положением и по низким и подлым мотивам отдали весь район, который не был обработан, соседним общинам для выгона скота, не используя эти земли ни для земледелия, ни для поселений.

По счастью, русское правительство, желая узнать о состоянии дел в этой местности, сделало здесь проверку. При этом оно убедилось в низком уровне земледелия, искусства и ремесла, а также в плохих нравах жителей. Поэтому правительство решило передать часть земли лучшим и более трудолюбивым строителям.

Вследствие этого в 1815 году началось поселение немцев вдоль берегов Кальчика, что привело в дальнейшем к лучшим результатам. Сейчас там стоят 30 деревень, полностью самоуправляемых немцами и независимых от Мариуполя. После 1825 года были основаны ещё 10 поселений с семьями различного происхождения - запорожских казаков, русских и евреев, которые также сами собой управляли. Все эти поселения воздействовали на торговлю в Мариуполе. Мариупольцы же смотрели на всё это враждебно, т.к. считали свою землю неприкосновенным подарком. Несмотря на потерю части земли, как наказание за небрежность, у них оставалось ещё 500000 десятин земли в качестве собственности. Железный закон необходимости заставил их заняться в конце концов земледелием. Но, поскольку они не занимались культивацией земли и экономией, успехов у них не было. Это привело к тому, что в годы неурожая, зимой 1849 - 1850 года 14 деревень остались без каких-либо средств к существованию и были вынуждены молить правительство о помощи. Они получили 4000 четвертей семян для нового посева и 4000 мешков муки. Только три деревни - Мангуш, Ялта и Урзуф на берегу моря являются исключением и благодаря [старанию] их жителей пришли к заметному подъёму.

Мариупольский округ простирается на 60 квадратных миль и лежит между Бахмутским уездом на севере, конической формой 78 миль к Азовскому заливу. На восток район ограничен Кальмиусом, который отделяет его от района донских козаков. На западе около 10 миль у реки Берда- граница Запорожских козаков [Азовское казачье войско - LV]. Речки Saloeaja [Солоная?], Кальчик и Зелёная протекают через [эти] земли. Первая впадает в Koeskaja [Конская??], которая [впадает] сначала в Кальмиус и сразу за тем вливается в море.

Земли все в основном равнины, только в отдельных местах на побережье видны скалы над водой. Внутри округа видны холмы, которые являются либо остатками поселений кочевников, либо их памятниками или погребениями, хотя нигде не видно ни малейших следов ранних поселений. Старейшие ещё живущие греки рассказывали, что когда они прибыли в это место, то встретили на склонах залива несколько обедневших деревень, населённых кочевниками и живущих грабежом, имеющих на острове в устье Кальмиуса маленькую деревянную церковку с иконой св. Георгия. Как только население узнало, что все земли отданы грекам на поселение, они просто ушли отсюда.

В настоящее время в районе Мариуполя 24 поселения. Стиль домов и их обстановка точно такие же, как у татар. Как уже упомянуто, город лежит на правом берегу Кальмиуса, на холме, с которого открывается прекрасный вид на природу. Включая поселения Карасу [Karossow, Карасевка], Марьинск [Marensk, Марьинка] и Слободку, город имеет в округе 4 мили. Слободка лежит почти на берегу и её населяет в основном бедное население. Улицы [идущие] по прямой с востока на запад крайне запущены, особенно непроходимы весной и осенью. Дома все очень маленькие, плохо построенные, бесформенные, т.к. сделаны из глины и покрыты сеном и корой. После 1825 года, когда торговля улучшилась, в городе поселились иностранные купцы, которые построили около 40 домов, на которые приятно взглянуть. Вдоль главной улицы и вокруг порта построены деревянные бараки, служащие магазинами, тёмные и грязные. Здесь находятся 4 церкви. Новая византийской формы сложена в 1847 году из кирпича. Она довольно велика и построена на месте старой деревянной, стоящей ещё со времён первых греков, церкви Георгия и Роха [Rochus, путаница с Харлампием? - LV]. На западном конце города находится церковь Магдалены, здесь её называют Бурлацкая [Berlaskaja], она из дерева, низкая и маленькая. В пригороде Карасу стоит церковь Вознесения Марии, Карасевская [Ошибка – церковь в честь Успения (вознесения) Божьей матери была на Марьинке, а на Карасевке – церковь Рождества Богородицы - LV], построенная в 1783 году и в 1805 году увеличенная почти в три раза. У неё три пирамидальных купола. У неё окружённая забором большая площадь, со стороны моря [она] выглядит как парусный корабль. В 1841 году начали строительство католической церкви, но из-за споров в общине через 7 лет стройку забросили.

Казённых домов мало. Один из них большой по площади, каменный используется муниципалитетом и магистратом города. Недалеко оттуда находится школы для обучения на русском и на греческом языках, а также тюрьмы, окружённые железной решёткой.

Почта и суд расположены в частных домах. Аптеку построили недавно, со вкусом и со всем необходимым. Макаронная фабрика и два кирпичных завода также находятся здесь. На удалении одной мили находится кладбище для греков и для католиков. Посредине стоит часовня, вновь построенная в 1847 г. На восточном склоне городского холма находится колодец [источник, Фонтан], постоянно имеющий воду, правда желающую [иметь ] лучшее качество.

Между предгорьем [мыс, коса?] Белосарайки и песчаным пустырём Кривая [коса] лежит Мариупольский залив шириной в 33 мили, в котором самые большие корабли могут спокойно становиться на якорь. Дно глиняное [глинистое? илистое?], глубина 12-20 французских футов. Погрузка судов ведётся на правом берегу [реки] за островом с помощью маленьких барок, которые подвозят груз к судам. Там же, где Кальмиус вливается в море, глубина только 4 фута. Если летом или осенью это место засыпает песком, то необходимы ещё более плоскодонные лодки или мосты [Brucken - мостки? причалы? ], что замедляет и усложняет погрузку. Длина Кальмиуса не больше 80 миль с севера на юг с несколькими извилинами. Исток реки в пещере по названию Щегловская [Scieglowskoja]. Наибольшая ширина [реки] 80, а глубина 3-8 футов.

Погода и климат непостоянны. Здоровье страдает из-за близлежащих болот. Самое большое из них - по названию Домаха - источает такое исчадие [испарения?], что население от этого часто страдает злостной лихорадкой.

Мариуполь лежит на 47°5`35" северной ширины и 35° 7`восточной долготы, на расстоянии 72 миль от Таганрога, 48 от Бердянска и 75 от Бахмута.

Население по последней переписи 1835 года насчитывает 40000 душ, из них 17000 мужского пола. При этом надо учесть, что перепись велась после эпидемии холеры и цинги, которые очень сократили численность населения. Из 5000 коренных жителей города около 300 евреи и 400 русские. Жители следуют большей частью греческой церкви под юрисдикцией епископа из Екатеринослава.

Коренные жители верны привычкам и устоям их предков и принимают чужое только при наличии очевидной пользы. Лишь немногие умеют читать и писать или владеют русским или другими языками. Даже те, кто владеет иностранным языком, говорит по произношению и по ударению с сильным татарским диалектом [акцентом?]. Диалекты сами в деревнях разные. В одних говорят на помеси греческого и других языков, который мало кто понимает, в других говорят на таком плохом татарском , что их ни греки ни турки не понимают.

В основном сеют ячмень и зерно твёрдого качества [твердых сортов?]. Пшеница растёт хуже, её высевают в основном немецкие колонисты. Овёс и маслянистые [масличные культуры?] производят только по необходимости. Овечья шерсть не находит сбыта за границей и идёт в Польшу и в Россию. Фрукты здесь почти не приносят урожая, т.к. не успевают вызревать. То, что продаётся на рынке, привозится из Крыма, с берегов Дона или Танаиса [Tonai]. Быки, лошади, свиньи и немногочисленные козы, которые здесь разводятся - дегенерировали и маленького роста. Из минералов здесь можно найти карьеры с белой, жёлтой и красной глиной. Благородных минералов здесь нет.

Мариупольцы со времён греческого поселения считают, что заниматься искусством и ремеслом грешно. Они считают, что этим могут заниматься русские, армяне и евреи, которые либо постоянно тут живут, либо приезжают с весны до осени. Единственное, что население считает почётным (уважаемым) это купеческое дело. Каждый, у кого заимелось 100 серебряных рублей, строит себе где-нибудь в каком-то уголке города барак из дерева или палатку, где он устанавливает монопольную торговлю чем-либо, подавляя других. Даже беднейшие должны платить ему двойную или тройную цену, таким образом он выжимает большой доход в 1500 до 2000 рублей. Те же, которые этих возможностей не имеют, бродят по улицам и рынку и вымогают от посторонних купцов провизию на продажу, хотя они ни к чему никакого отношения не имели. Они считают это платой за толерантность - за то, что они терпимо относятся к чужим. Русские комиссары видели всё это и потребовали это прекратить, но после их отъезда всё вернулось к прежнему.

Лучшие здешние товары это пшеница, семечки, шерсть и бычья кожа. Ежегодно вывозится [морем?] четвёртая часть этих продуктов из Мариуполя, остальное приходится на долю Екатеринослава, Полтавы и Харькова. Большие партии пшеницы и семечек продаются четвертями. Все платежи производятся наличными.

Поскольку обменных курсов и контор не существует, на их месте выступают упомянутые люди, которые обступают продавца со всех сторон и требуют по 40-80 копеек за каждую четверть. Поскольку местные [жители] торгуют только внутри страны, торговлей за рубеж занимаются только 11 контор. Из них 3 австрийских, 3 из Сардинии и 5 греческих. Кроме австрийского консульского агента существует ещё сардинское, неаполитанское и шведско-норвежское вице-консульства.

За товары вывозимые за границу необходимо платить: за погрузку на судно 2-3%, за склад [хранение?] - 30-35 копеек за каждую четверть ежегодно [?].

Кроме того, по приказу русского министерства финансов от 1848 года взимается таможенный налог: на все виды пшеницы и маслянных [масличных?] - копейка за каждую четверть от 10 пудов, за шкуры, жир, воск, масло, шерсть и подобное - копейка серебром за пуд. За ввоз берётся за все товары городской налог в копейку за пуд, у жидкостей - копейка за бочку.

В период, когда берега свободны ото льда, с середины апреля до середины ноября, на воде оживлённое движение. Ежегодно насчитывают 80-90 судов всех национальностей, большинство из них под австрийским, греческим и сардинским флагами.

Стоимость ежегодно вывозимых товаров, включая пшеницу и маслянные, составляет 1 200 000 рублей серебром. Подсчитано, что с 1841 по 1880 год вывезено всего 1582091 четвертей пшеницы, 197910 четвертей маслянных, 80580 четвертей свеклы стоимостью в 10142857 рублей серебром.

Ввоз незначителен, стоимостью в 300-400 тыс. рублей серебром.

Лучше всего продаётся солёная и вяленая рыба, которую ловят на Дону или у берегов Азовского моря.

Чтобы облегчить погрузку товаров на суда, решено построить дорогу 40 футов шириной, которая начнётся в середине города и по прямой свяжет озеро Домаха с рекой, берега которой одновременно укрепятся.



Источник: Austria. K.K. Direction der Administrativen Statistik, Austria. Handels-Ministerium - 1851. Direction der Administrativen Statistik (p.p.223-230) . Полностью данную книгу на языке оригинала (немецком) можно просмотреть здесь. Эта книга найдена уважаемым Naily58. Перевод с немецкого выполнен уважаемым Виктором Петкау.


При использовании материалов с данного сайта ссылка на него не обязательна, но желательна : )


  Главная   Статьи